prostak_1982: (Default)
В контексте событий, произошедших вчера, кто-нибудь уже вспомнил фильмы "Мачете" с Дени Трехо?
prostak_1982: (Default)

Есть книги, которые иногда хочется перечитывать, хоть они и не рассказывают о чем-то светлом и добром. К таким книгам можно отнести "Час нетопыря" Роберта Ф. Стреттона.

Read more... )

prostak_1982: (Default)
Я человек ленивый, поэтому книги, чаще всего, читаю в переводах.
Read more... )
prostak_1982: (Default)
Читаю я свою ленту ЖЖ и вижу, как граждане России регулярно жалуются на систему образования, ЕГЭ и прочие мелочи, связанные с образовательным процессом их детей. Смею их успокоить, они в этих сетованиях не одиноки:

Давным-давно, в старые, добрые времена... )
prostak_1982: (Default)

ВСТРЕЧА ПЕРВАЯ

     В кабинете стоял стол. Стол был такой величины, что на его доске спокойно можно было бы играть в американский футбол двойным составом. Но сейчас за этим столом сидело только десять человек. Выражение лиц всех сидящих было серьезным и торжественным, правда, глядя со стороны, можно было бы подумать, что сидящие за столом набычились друг на друга и дали зарок не разговаривать.
      Человек, игравший простака-фермера, изображающего макиавеллевскую хитрость, покрутил между пальцами монетку:
 -- Вы твердо уверены, что Первый в опасности? Откуда идет информация? – после этого он слегка повернулся к своему адъютанту, похожему на него, как собака на хозяина, и проследил, чтобы тот дословно застенографировал сказанное.

     Человек с патриархальным лицом католического священника, бывший хозяином кабинета, почесал правое ухо левой рукой:
 -- Информация к нам поступила из агентства, -- кивок в сторону человека с лицом «ботаника»-неудачника. Одновременный кивок в ответ от «Ботаника» и его адъютанта, с внешностью фрика.
 -- Согласно прошлогодней директиве мы проводим двухнедельный карантин всех мест, которые посещает Первый, до и после визита. Для отслеживания сборщиков косвенной информации. Взгляните на эти снимки с камер наблюдения, -- на большом экране, за спиной хозяина кабинета, появилось несколько фотографий, под каждой высветилась дата и место. На всех фотографиях был одна и та же молодая женщина, только в разной одежде. Ее отличали головные платки или шляпы, сильно прикрывающие лицо. – Как видите, она появлялась во всех местах, где проходили публичные встречи Первого, ровно за неделю до его визита. Записи показывают, что она проводила разведку местности на предмет путей отхода и маршрута Первого.
 -- Но ведь не могут же они действовать так нагло? – пробурчал человек с гуверовской внешностью, которая отличала всех людей, занимавших его должность ранее. Возникло ощущение, что его адъютант, сейчас зарычит по-бульдожьи. – Вы ведь понимаете, что столь сложные приготовления не прошли бы мимо нашей агентуры.
 -- Оказывается можно подготовиться так, что мы этого не заметим. – Ответил хозяин кабинета. – Позавчера эта женщина прогуливалась вокруг Белого дома. Агент Смит попытался попросить у нее документы…
      По левую руку от хозяина кабинета сидело трое. Двое были молоды, лет тридцати. Хотя один из них был белым, а другой черным, было в их внешности что-то общее, национально-лошадиное. Третьим был мужчина в возрасте, судя по внешности ему уже было далеко за шестьдесят, хотя свидетельство о рождении его родители получили только пятьдесят один год назад.
      При словах хозяина кабинета о проверке документов один из молодых агентов инстинктивно прикоснулся к здоровенному синяку, украшавшему его правую скулу, и подумал: «Черт, кто бы мог подумать, что женщина может так стукнуть левой рукой?! Да и правой тоже!»
 -- … Результат этой проверки вы можете видеть на лице агента Смита, -- хозяин кабинета не упустил возможности поддеть своего работника, провалившего, казалось бы простое задание. – Женщина оглушила его ударом в челюсть и скрылась на машине, ожидавшей ее у дороги. Попытка следовать за ее машиной не дала результатов. Они смогли скрыться.
 -- Данные факты указывают на очень высокий уровень подготовки. Тогда непонятна абсолютная топорность разведывательных мероприятий, которые осуществляет эта группа, -- позанудствовал человек с лицом фермера.
 -- Именно по этой причине мы и пригласили одного из ветеранов нашей службы, бывшего агента Джонсона.
 -- И оторвали меня от приготовления отличнейшего кукурузного самогона.
      При этих словах второй молодой агент прикоснулся к своему левому уху, расцвеченному всеми цветами радуги, и тяжело вздохнул: «Кто бы мог подумать, что можно так ловко управляться поленом?! Сосновым поленом! А ведь я всего-то хотел пошутить».
      …Агент Смит оставил свою машину возле дома Джонсона, пересек лужайку и толкнул калитку. Первое, что он увидел, был самогонный аппарат, установленный в центре внутреннего дворика. Оглядывая аппарат, Смит заметил, что тот собран с любовью и тщательностью, свойственной всему, что делал в своей жизни бывший агент Джонсон. Котел был сварен из медных листов, кожух змеевика питался проточной водой, в очаге под котлом горели сосновые поленья. Прозрачная жидкость стекала в здоровенную стеклянную бутыль, помещенную в корыто с ледяной водой. Перед котлом, спиной к калитке, по-турецки поджав ноги, сидел Джонсон.
      Закрывая дверь, Смит специально громко стукнул ею и гаркнул во всю глотку:
 -- Это управление по контролю за пищевыми продуктами и алкоголем, руки за голову!...
      Он не успел договорить, в чем обвиняется задержанный, когда в голове взорвалась динамитная шашка, а перед глазами появились звезды. Когда взрыв сверхновой начал опадать, агент Смит увидел, что Джонсон стоит перед ним, держа в руках сосновое полено…
      Глаза всех присутствующих обратились к этому самому бывшему агенту Джонсону. Немало не смутившись, он достал здоровенную флягу, сделал смачный глоток, грамм так на сто пятьдесят, а то и все двести, и с чистой совестью убрал флягу в безразмерный карман своей «ковбойской» куртки.
 -- Кх-х-х-хм, -- прочистивши горло от сивушных масел, начал Джонсон, -- Еще двадцать лет назад я разработал план идеального покушения на любую политически значимую фигуру. Когда я представил этот план тогдашнему предшественнику того козла, который сейчас занимает этот кабинет, меня сочли сумасшедшим алкоголиком и выгнали с позором в отставку…
      Хозяин кабинета помрачнел, услышав такую характеристику своей персоны, и насупился. Ему захотелось достать досье этого старого пьяницы и доказать, что в тот момент он работал простым полевым агентом в славном штате Техас, и не имел никакого отношениям к высшим интригам.
 -- …Так вот, я считаю, что подготовкой этого покушения занимается неформальная сетевая организация, общающаяся с помощью интернет-каналов. В то время как раз, появились первые трансконтинентальные сети. Их целью является проведение покушения как такового, без всяких политических или экономических идей. Они используют методы криптографирования, стеганографии и семантической подмены смыслов. Необходимо поставить под контроль всю электронную переписку на территории страны.
      Измышлизмы Джонсона перебил человек с внешностью «ботаника»:
 -- Вы представляете себе, какой объем переписки нам придется проверять? Благодаря Управлению мы остались без новейшего сервера дешифровки!
 -- Да?! – взвился фермер, -- А кто переманил лучшую группу диверсантов?! Зачем они вам кабинетным крысам вообще нужны?! Я лично видел, как они теперь таскают чемоданы с вашим электронным барахлом!
 -- А зачем вам этот сервер?! Пасьянсы раскладывать? Или порнопокер играть?! А, а…
      Дискуссия двух профессионалов принимала самый оживленный характер. Человек с гуверовской внешностью поморщился и подумал, что от этих идиотов ничего путного не добьешься. Почему бы просто не взять список ближайших посещений Первого и не начать планомерную проверку всего и вся, связанного с этим списком, может быть засады выставить. Впрочем, пусть они возятся. Если ситуация примет серьезный оборот, то он вывернется. С Кеннеди у Гувера обошлось без особых проблем…

ВСТРЕЧА ВТОРАЯ

     Огромная комната была обставлена пантоновской мебелью. Мужчина, облаченный в гладкое цирковое трико телесного цвета, удобно устроился в нижней части Жилой башни. Он жевал яблоко, внимательно разглядывая его перед каждым укусом. Когда у него в руках остался огрызок, он поизучал его минуты три, потом вздохнул и съел и его, вместе с косточками и черенком. Вытер руку, в которой держал яблоко, о ногу, закинул обе руки за голову. Полежав так несколько секунд, он свесил одну ногу вниз и начал выстукивать ею какой-то ритм об пол.
      В то же самое время, в релаксере развалилась молодая женщина, позаимствовавшая свой костюм у компьютерной Лары Крофт. Ей было очень скучно, а последний номер Вога только усиливал скуку, потому что, как всегда, ничего действительно интересного не было.
      Зато двое других мужчин явно получали от жизни все удовольствия. Их гавайские рубашки были расстегнуты и распахнуты, сами они удобно устроились на хитровыгнутых пластиковых стульях возле барной стойки, потягивали какую-то «бодрящую» жидкость из затейливо выдутых бокалов, прикладываясь к чашечке с орешками, и смотрели на здоровенном экране баскетбол, болея бурно, но, стараясь не шуметь.
      В комнате царила оживленная скука.
      Дверь в комнату бесшумно открылась, и в комнату вошел человек, дверь с легким хлопком закрылась.
 -- Опаздываете, в который раз опаздываете, дорогой господин Чанг, -- с нескрываемой иронией протянул мужчина в трико.
 -- Извините, -- слегка поклонился господин Чанг, кривовато улыбаясь. – Проклятые пробки. Я добирался три часа.
 -- Надеюсь, никто из нас не опоздает, во время операции. Ну что же, давайте поговорим.
      Люди, потягиваясь, встали со своих мест и прошли в угол, заставленный килловской модульной системой. Трое мужчин и женщина снова развалились в креслах, а товарищ в трико уселся на спинку стоявшего в центре, чтобы возвышаться над остальными.
 -- Господа, -- начал мужчина в трико, целенаправленно пародирую официозный стиль совещаний, -- это наша последняя встреча перед операцией. Мне известно, что вы имеете большой опыт в проведении подобных мероприятий, поэтому я полностью положился на ваши знания и навыки, когда потребовалось собрать и обработать необходимую информацию. Фактически от меня требовалось только одно, сообщить вам о времени и месте проведения акции. Так вот, операция состоится во время следующего выступления президента на лужайке перед Белым домом. Это значит через три дня.
 -- Мне это не нравится, -- пробурчал Чанг, -- Таня уже сообщила, что у нее пытались проверить документы, когда она осматривала подходы.
 -- Да, я еле ушла от преследования.
 -- Вот именно, господа, вот именно. Не забывайте, что следующее выступление последнее перед выборами. Президент идет на второй срок, он делает большие ставки на это выступление. В связи с тем, что у Тани специально проверяли документы, они нас заметили. Активность охраны будет усилена. Это не смогут не заметить журналисты, к тому же, мы им поможем узнать о нашей операции. А значит, на этом выступлении их будет намного больше. Это же просто прекрасно для нашей операции. Как можно больше людей должны увидеть нас в действии. Это будет наша самая громкая акция.
 -- Ну да, может быть, хотя риск сильно возрастает, -- неохотно согласился Чанг.
 -- А вот поэтому я и пригласил вас всех, поэтому мы так долго отрабатывали наши совместные действия, тренировались. Хорошо, давайте пробежимся по всем пунктам в последний раз. Силовое прикрытие?
      Господин Чанг слегка наклонил голову, вздохнул:
 -- Нам удалось достать аутентичные жетоны Секретной службы. Операцию будет прикрывать шесть человек.
 -- Они знакомы с кем-либо из нас?
 -- Нет, я связывался с ними через Сеть. У всех есть опыт участия в локальных конфликтах. После того, как связался с ними, по своим каналам проверил их еще раз. Люди надежные. Чтобы обезопаситься, они уже полтора месяца работают по плану «Мираж». В случайные дни я их отправляю в разные точки страны, чтобы они прикрывали фантома. Заодно отвлекаем внимание полиции и ФБР. За пять часов до операции я сообщу им, где они смогут взять жетоны и снаряжение.
 -- Отлично. Они должны будут раствориться в толпе, но в основном стоять вот с этой стороны, -- не поворачиваясь человек в трико щелкнул небольшим пультом в руке, за его спиной загорелся большой телеэкран, и появилась трехмерная модель лужайки перед Белым домом. Застывшие призрачные тени изображали толпу слушателей, в которой высветилось несколько мест возле центральных ворот. – Еще раз проинструктируйте их, что мы не хотим жертв. Дальше, снаряжение. Господин Тьерри?
      Полноватый человек в гавайской рубашке довольно улыбнулся:
 -- Мне удалось усовершенствовать снаряжение так, что оно срабатывает на три десятых секунды быстрее, чем со времени последней операции. Это дает нам общую экономию в две секунды.
 -- А оно достаточно надежное? Не сработает досрочно?
 -- Нет, это специальная конструкция. Надежная, быстрая и удобная.
 -- Хорошо. Ну, у мистера Шварца, как всегда, все в порядке, -- фраза сопровождалась небольшой улыбочкой худощавого человека в гавайке. – Его автомобили просто чудо, за что я ему очень благодарен. Вы должны будете поставить свой транспорт вот здесь, -- на модели Белого дома появились контуры трех автомобилей, -- Чтобы мы смогли мгновенно испариться. Так, теперь агент Таня. Мы  с вами обсуждали возможность музыкального сопровождения нашей акции.
 -- Мне удалось выйти на одного человека, который работает в технической службе Белого дома. Он гарантировал свободный доступ в аппаратную в любой момент.
 -- А чем вы его взяли?
 -- Он безумно любит хороший Бенедиктин.
 -- Хороший вкус. Ну что же, вроде бы все. Отдельные моменты я обговорю с вами персонально. Доброй ночи…

АГЕНТ ДЖОНСОН

     Агента Джонсона мучила жажда. Нет, не та жажда, которая возникает в жаркий день на солнцепеке, а совсем другая, намного более сильная.
      Он вздохнул и оглянулся на обоих Смитов, стоявших не далеко от него. Сейчас бы сто пятьдесят холодненьких с кусочком лимона, а потом на боковую, чтобы унять головную боль и расслабиться.
      Из-за этих клятых выборов они толком не спали уже шестой день. Первый метался по всей стране, пытаясь заработать парочку лишних голосов.
      Директор решил, что Джонсон должен входить в непосредственную охрану Первого, мол он сможет заметить что-то подозрительное, человек-то с опытом. Одновременно, он приказал Смитам следить чтобы Джонсон не напился. Остолопы выполняли этот приказ с таким рвением, что было не понятно, они охраняют Первого, или же стерегут Джонсона.
      Впрочем, сегодня можно было расслабиться. Первый проводил выступление на лужайке перед Белым домом, сюда вряд ли кто сунется. Даже бомбист-самоубийца. Такие же мысли возникали у каждого, кто работал в этой смене. Было заметно, как понемногу расслабляются лица секретных агентов, как спадает подтянутость сжатой пружины внутри.
      Если повезет, то сегодня удастся немножечко отдохнуть, подумал Джонсон. Он смог утянуть бутылочку Шивеса из личного бара Первого. Нынешний Первый отличался неплохим вкусом к алкоголю. Как говорил его знакомый русский: «Razgoveyemsya!» При этом у него было такое выражение лица, как будто он стоял перед алтарем в церкви.

МУЖЧИНА В ТРИКО

     Будильник, как всегда, начал теленькать в половину пятого. Мозг еще находился в оцепенелом состоянии, а тело уже начало двигаться. Встать с кровати, быстренько ополоснуть лицо прохладной водой, от этого прийти немного в себя, но не до конца. Руки-ноги сами собой начинают делать маховые движения. Климат система, сделанная на заказ, потихоньку увеличивает процент кислорода в воздухе, одновременно подбавляя слабенького озона. Кровь, обогащенная кислородом, все быстрее двигается по сосудам, пробуждая мозг.
      Маховые движения становятся все быстрее и резче, по мере прогревания мышц и растягивания связок. Быстрее, быстрее и вот уже вместо маховых движений человек боксирует с собственной тенью, нанося удары, уклоняясь от ответных, с маха пробивая левой или правой ногой по своему виртуальному противнику.
      Музыка, игравшая все время от момента пробуждения, становится все жестче и резче. Это уже тяжелый рок в немецком стиле.
      Десять минут бешеного боя, пару минут, чтобы слегка расслабить мышцы, теперь несколько кругов в бассейне, а потом полежать минутки три-четыре, чтобы окончательно прийти в себя.
      Легкий завтрак. Проверка снаряжения и амуниции, с одновременным облачением.
      Все это было выполнено на максимальной скорости, чтобы организм все время двигался в темпе, не возникало никаких колебаний. Теперь предстояло обратное, нужно было утишить мозг и сознание, выровнять мысль, сделать ее плавно и спокойной, красиво обходящей любые препятствия, способной в самые критические моменты находить красивые и правильные решения.
      Мужчина присел на пробковый мат, постарался расслабить все известные и ощущаемые мышцы. Необходимо следить за дыханием. Вдох-выдох, вдох-выдох. Все медленнее и глубже, голова становится кристально чистой и ясной, все мысли сосредотачиваются только на вдохах и выдохах.
      Прошло несколько минут, человек поднялся, плавно двигаясь, стряхнул оцепенение с мышц.
      Ну, что же пора идти, сегодня великий день…

ПЕРВЫЙ

     Сегодня господин Президент проснулся рано и в плохом расположении духа. Предвыборная кампания проходила не очень удачно. Экономика в очередной раз разваливалась, внешняя политика отзывалась головной болью в левом виске. Тут еще непонятная суета Секретной службы, небось, опять раскроют какой-нибудь фиктивный заговор. Только это вряд ли украсит его лозунги, слишком многие с сочувствием относятся ко всяким террористам.
      Уже в пять утра он просмотрел свежие новостные записи и не нашел ничего утешительного. Очередная военная операция полностью утопит его карьеру. Он вздохнул и по неизжитой привычке почесал свою курчавую голову, как же ему не хватало бабушки.
      В дверь постучали, вошел пресс-секретарь, принес последний вариант сегодняшней речи. Президент вздохнул и углубился в чтение, регулярно прикладываясь к сигарете…

АГЕНТ ДЖОНСОН

     Джонсон опытным взглядом окинул стоявшую на лужайке публику. Почему-то сегодня в толпе было особенно много журналистов. Неужели они пронюхали про возможность покушения? И теперь, как шакалье собрались на запах возможной падали.
      Впрочем, выступление, вроде бы, проходило нормально. Первый вещал со своей трибуны, сообщая об очередном важном, можно сказать судьбоносном, решении администрации Белого дома. Бедняге приходилось принимать важные позы, чтобы привлечь внимание собравшихся, все-таки выборы на носу.
      В этот момент Джонсон обратил внимание на какую-то толкотню возле ворот. Словно бы кто-то пытался пройти на лужайку. Краем глаза Джонсон заметил, как напряглись секретные агенты, окружавшие Первого, предостерегаясь необходимости быстро увести охраняемое тело. Только вот суета там была какая-то невнятная, было неясно, пора или нет эвакуироваться. Уведут Первого слишком рано, или без повода – он будет выглядеть нелепо перед избирателями. А слишком поздно – придется не уводить, а уносить… тело… коронерам. Секретные агенты в нерешительности переминались.
      Джонсону показалось, что он заметил странное движение в его секторе толпы. Он попытался вызвать центральную, чтобы два агента в штатском проверили. Но, в ответ на его запрос, наушник молчал. Оглянувшись, он заметил, что остальные агенты тоже пытаются вызвать центральную, а в ответ получают тишину. Но ведь еще тридцать секунд назад центральная нормально координировала ситуацию. Обдумав сложившуюся ситуацию, Джонсон вышел из строя и, расталкивая окружающих, пошел к подозрительному месту…

МУЖЧИНА В ТРИКО

     Так, двадцать секунд назад его человек отключил центральную от связи. На это прореагировал один из секретных агентов, похожий своей алкоголизированностью на Клинта Иствуда, а своей манерностью на Кевина Костнера, и начал проталкиваться к тому месту, где люди из массовки устроили небольшую толкучку. Следующий секретный агент не успел занять место ушедшего. Это давало те самые пятьдесят восемь секунд, которые ему были нужны для проведения операции. Другая часть массовки медленно и малозаметно расступилась, создавая для него коридор. В наушниках зазвучала музыка. Пора!
      Мужчина побежал по живому коридору. На ходу он начал расстегивать куртку.
      Но тут случилось ужасное, молнию, новую специальную молнию, установленную господином Тьерри, заело. Мужчина бежал по проходу, на ходу со всей силой дергая заевший бегунок. Еще один рывок, неимоверное усилие рук, на землю сыпятся с корнем выдираемые зубцы молнии, и вот он уже освободился от куртки! Дурацкий кусок ткани, развеваясь на ветру, летит в воздух.
      Ошарашенные, растерявшиеся секретные агенты не успели ничего сделать, как он уже вскочил на помост рядом с трибуной, а потом вспрыгнул на саму трибуну. Прочная конструкция, сделанная с использованием пуленепробиваемых элементов, легко выдержала его вес, даже не пошевелившись. Внезапно над всей лужайкой разнеслась громкая ритмичная музыка…

ПЕРВЫЙ

     Выступление проходило более-менее нормально. Он уже подходил к кульминационному моменту своей речи. Тут он краем глаза отметил какую-то странность. Один из секретных агентов ближнего окружения вышел из цепи и пошел куда-то в толпу. С другой стороны в его направлении бежит какой-то человек, сдергивая на ходу куртку.
      Нужно было продолжать свое выступление, несмотря ни на что. Он не должен был потерять лица.
      Бежавший человек, казавшийся сумасшедшим, буквально пролетел мимо секретных агентов и вскочил на помост, а через мгновение оказался на самой трибуне, закрывая от Президента окружающую публику.
      Президент немного растерялся, сбился с ритма речи. Тут до его ушей донесся странный треск, и перед его глазами возникли худые икры мужских ног, покрытые редкими седеющими волосками.

МУЖЧИНА В ТРИКО

     …Музыка подхватывала и несла его сознание, все его тело. Музыка обволакивала и заставляла двигаться все быстрее и быстрее. Он уже избавился от брюк и теперь, мерно двигаясь под ритм, скидывал с себя рубашку.
      Музыка уносила его все дальше и дальше. Он знал, что у него есть еще двадцать пять секунд, чтобы стать самым счастливым человеком в мире! У него есть двадцать пять секунд, чтобы раздеться полностью!!!...

prostak_1982: (Default)
Я уже в который раз пытаюсь сложить крепостную стену из скорлупок фисташек. Кропотливая работа продвигается медленно и скучно. Достаточно любого дуновения ветерка, и легкие округлые скорлупки снова оказываются на барной стойке.
Взгляд случайное цепляется за окно, наполовину прикрытое полками с бутылками. За стеклом была темнота ноябрьской ночи сорок третьего года и дождь.
Проклятый дождь шел уже шестые сутки. Полоса размокла, ткань палаток не выдерживала такого количества влаги и протекала. Низкая облачность и молнии превращали любую попытку взлететь в самоубийство.
Струйки и капли воды на стекле ломали яркий луч прожектора, в свете которого наземная служба рыла очередную дренажную канаву. Фигуры, взмахивающие кирками и лопатами, ярко-белое пятно гигантского фонаря, все размывалось и искажалось водяными разводами, превращаясь в какой-то фантасмагорический кинофильм.
От нечего делать несколько минут наблюдаю за работой солдат, одновременно подготавливая новый строительный материал для крепостной стены, то есть, раскрывая фисташки, кидаю в рот солоноватые, уже порядком надоевшие ядрышки, а скорлупки аккуратно складываю на полированное дерево стойки, изредка прикладываюсь к пивной кружке, чтобы смыть соль и фисташковую приторность.
Пиво кончилось. Сижу, кручу пальцем по барному дереву случайно подвернувшуюся скорлупку, поднимаю, было, руку, чтобы заказать еще одну, потом машу, отменяя заказ.
Я не летаю уже шесть дней, шесть долгих тоскливых, дождливых дней.
Сейчас у меня есть два самых главных желания. Хочу летать. Еще хочу почувствовать рядом с собой чье-нибудь теплое упругое трепещущее от вожделения тело, короче, хочу секса.
Со стороны входа прохолодило особо сильным сквозняком. Громко бумкнула дверь. Краем глаза вижу, как вошла фигура, облаченная в огромный резиновый дождевик. Фигура стягивает плащ и оказывается капитаном Бишопом – метеорологом эскадрильи. Подмышкой у Бишопа зажат здоровенный пук исчерканных карт.
-- Привет, Три Джи! – Бишоп взгромождается на соседний стул, показывает на бутылку с Колой.
«Три Джи», это я. Джи-Джи Джилсон, капитан военно-воздушных сил армии США. Летаю на пи сороковом в небе «солнечной» Италии, штурмую позиции наци.
-- Привет, Лекс, -- мне очень скучно, поэтому и приветствие выходит вялым и нерадостным, хотя я симпатизирую Лекс. Сложно не симпатизировать такому человеку. Анекдот, легкие простенькие беззлобные розыгрыши, надежное плечо друга и широкая грудь, чтобы поплакаться в жилетку. Это все Лекс.
-- Чего скучаешь? – Бишоп ставит на стойку полупустую бутылку. Оборачивается, оглядывает меня.
-- Чего, чего. Хочу летать и хочу секса. Ты же знаешь, если я не летаю, то я трахаюсь. А в этом захолустье найти партнера… Представляешь себе, что это такое.
-- Берешь штабной джип и едешь на юг, к берегу…
-- Пф-ф-ф, после моих бродвейских похождений? -- потягиваюсь, распрямляя затекшую от сидения спину, при этом в памяти всплывают лица, фигуры, губы. – Скучно все это.
-- Ну да, ты же у нас известная личность, Бродвей, мюзиклы, песенки и танцы… -- Лекс прерывается, чтобы прикончить бутылку, отдувается. – Слушай меня внимательно, бродвейская личность, кончай тут надуваться пивом, завтра нам всем нужно быть трезвыми и подготовленными. Могу тебя обрадовать, этой ночью грозовой фронт смещается на юг. Завтра можно будет летать. Иди отсыпаться.
Летать, завтра можно будет летать!!! Завтра я сяду в такую привычную и уютную кабину своего «бородача», проверить приборы, запустить двигатель… Я чувствую, как в моей крови нарастает возбуждение. Завтра я смогу испытать ощущения, которые для меня приятнее любого секса.

Быстро трезвеющая Глория Грэйс Джилсон встала с табурета, оправила юбку, положила купюру на стойку, пошла к выходу из клуба, отсыпаться. Завтра ей снова в небо…

Комментарий редактора «Aircraft weekly magazine»: Этим коротеньким, даже микроскопическим, рассказом наша редакция начинает ознакомление уважаемых читателей с отрывками из выходящего этой осенью биографического романа «Бородачи» и девушки», созданного известным писателем-историком Бертом Рутаном (Burt Ruthan), при соавторстве и на основе интервью, которое ему давала главная героиня, капитан ВВС армии США в отставке – Глория Грэйс Джилсон (Gloria Grace Gilson, G. G. Gilson).
В своей увлекательной, достаточно откровенной манере авторы рассказывают не только о воздушных боях, вылетах на штурмовку, радости побед над нацистскими пилотами и горечи гибели своих однополчан, но и о бытовых подробностях фронтовой жизни женщин-пилотов.
Напоминаем дорогим читателям, что 3-я истребительная женская эскадрилья, 79-ой истребительной группы, 57-го бомбардировочного крыла, 12-ой воздушной армии ВВС армии США, была сформирована в декабре 1942-го года, благодаря усилиям известной женщины-авиатора Жаклин Кокран (Jacqueline Cochran) и эксцентричной промышленницы-суфражистки Сары Гуд (Sarah Good), как одно из подразделений, отделившихся от Женской службы пилотов (WASP).
После атаки на Перл-Харбор Сара Гуд выступила с инициативой создания Женского Фонда помощи армии США. Фонд был создан, на собранные этим Фондом средства производились закупки медикаментов, оружия и амуниции.
В феврале 1942-го года Сара гуд обещала профинансировать из собственных средств формирование трех истребительных эскадрилий, при условии, что одна из этих эскадрилий будет комплектоваться женскими экипажами.
Скрепя сердце, командование ВВС армии США вынуждено было согласиться. Армия США могла обойтись без этих трех эскадрилий, но пропагандистское и агитационное значение подобного поступка эксцентричной миллионерши трудно было не оценить.
Женский состав эскадрилий был набран из женщин-пилотов, служивших в WASP. Командование сообщило, что до боевых действий их допускать не будут. Они будут этаким «воздушным цирком», будут летать по истребительным частям и демонстрировать пилотам показательные воздушные бои, сценарии которых написаны на основе реальных воздушных боев американских летчиков. Если же они не согласны, то это будет принято, как неповиновение приказу, их всех отправят на гауптвахту, а потом эскадрилью расформируют.
В течение нескольких месяцев женщины-пилоты летали между американскими частями, располагавшимися в Северной Африке, 2-го сентября 1943-го года были переведены на Сицилию.
Так бы они и летали до конца войны в качестве демонстраторов, если бы не 1-й батальон 141 пехотного полка. 10-го сентября, на южном участке зоны высадки под Салерно, батальон оказался под сильным огнем немецких войск. Обеспокоенное командование Союзников пыталось изыскать ресурсы для обеспечения воздушной поддержки, но все другие самолеты были полностью заняты на других участках.
Молодой офицер, недавно переведенный в штаб, не разглядел, что рядом с номером 3 истребительной эскадрильи стоит буква F, осведомившись по телефону, чем заняты пилоты этой эскадрильи, он с удивлением узнал, что пилоты отдыхают на взлетном поле. В горячке планирования десантной операции прямой начальник молодого офицера разрешил отправить эскадрилью для оказания воздушной поддержки батальону.
Когда разобрались в ситуации, было уже поздно. Женщины-пилоты показали высокий уровень слетанности и организованности, хорошую выучку и умение проводить штурмовку. Стоит отметить, что из своего первого воздушного боя все авиатрессы вернулись живыми и без серьезных ранений.
Предприимчивая Сара Гуд вцепилась в этот факт, как клещ в ухо собаки, пригрозила, что если патриотический порыв женщин-пилотов не будет поддержан, то она подаст жалобу в Верховный суд, опираясь на Салерно, как на прецедент.
Так и началась боевая воздушная служба женской истребительной эскадрильи, прозванной в честь города рождения Сары Гуд
«Салемскими ведьмами».

Epic fail.

Jan. 26th, 2015 12:21 am
prostak_1982: (Default)
Так получилось, что за один день я посмотрел два фильма, снятых по одной и той же книге. Я это про знаменитый "Штамм Андромеда".
Напомню, что первая экранизация романа была выполнена в 1971 г. режиссером Робертом Уайзом, которого, без всяких преувеличений, можно назвать титаном американского кино, настолько обширен и монументален список его работ.
Сюжет и постановка фильма были максимально приближены к тексту книги. А декорации и общее оформление до сих пор смотрятся футуристично.
Вторая экранизация была сделана в 2008 году в виде двухсерийного телевизионного фильма. Режиссером был Микаэл Саломон, наснимавший еще кучу сериалов.
Вопросы к новому фильму начались практически с первых же минут.
Куда делся слегка социопатичный, но профессиональный и уверенный в себе Джереми Стоун? На его месте оказался какой-то задерганный неврастеничный тип, у которого стандартные американские проблемы с разведенной женой и сыном-оболтусом, считающим себя самым умным.
Куда делась его команда? На их месте оказались какие-то рефлексирующие типы (я бы использовал одно слово, которое якобы ввел в оборот Боборыкин, но многие могут обидиться), которые занимаются чем угодно, кроме своих исследований. Более того, эти люди совершенно не понимают, что такое режим, и что меры секретности, которые принимаются, принимаются не просто так.
Черт возьми, куда делась обстановка лаборатории? Куда делась футуристично выглядещая обстановка? Светлые просторные лаборатории превратились в полутемное унылое тесное пространство, больше похожее на какой-то склад, нежели на исследовательский центр. Одна только центральная шахта чего стоит, отличная инженерная конструкция в старом фильме и разваливающиеся руины в новом.
Зачем они засунули туда эту идиотскую криптоложескую интригу, в которую входили АНБ, генерал от химических войск, с одной стороны и, заштампованный до предела, американский журналист-правдолюбец, по совместительству наркоман и алкоголик, с другой?!!
Зачем в сюжет засунули заштампованного благостного американского президента? В "Дне независимости" он хотя бы умел самолетом управлять. В этом же фильме он только рассуждал о каких-то там кратерных рудниках, да "беспокоился" о других.
С какого леса возникла идея сингулярности и каких-то мутных путешествий во времени? Такой идеей Крайтон развлекался в другой книге, но это уже другая песня.
С моей точки зрения, снимая новый вариант "Штамма андромеда", сделали фильм, который полностью противоречил самой идеологии оригинальной книги. Был создан агрессивно-антисциентисткий и реакционный фильм, который приводит нас к самому главному вопросу:
Зачем был снят этот фильм???!!!
prostak_1982: (Default)
В лесу родилась елочка
(Случай в квадрате 18-32)

20 декабря 1981 года, 20:03 восточного времени
Овальный кабинет,
Белый дом,
Вашингтон, округ Колумбия, США

Президент еще раз оглядел присутствующих. Каспар Уайнбергер, как и положено опытному политику, старался выглядеть безразличным, Билл Кейси что-то рисовал на листке бумаги.
Взгляд президента на секунду остановился на небольшой рождественской елке, украшавшей кабинет.
«Странно, мне ни разу не предлагали играть роль Санта-Клауса, даже на благотворительных концертах. А ведь я мог бы хорошо исполнить эту роль, детям бы понравилось», – промелькнула мысль.
-- Вы уверены, что объект КС не вернулся?
В динамике раздался вздох, потом селектор пробубнил голосом Джеймса Хартингера:
-- Да, господин президент. Объект КС должен был вернуться еще час назад.
-- Где именно он исчез?
-- Приблизительно в одной морской миле от советского берега, в двадцати двух морских милях на север-северо-восток от устья небольшой реки Кулой. Это примерно в ста пятидесяти милях от городов Архангельск и Северодвинск. Там у русских военные базы. Они очень нервно относятся к летательным аппаратам, оказывающимся в том районе.
-- Вы думаете, русские его сбили?
-- Господин президент, мы не можем этого исключить. В это время там находился советский истребитель… Через два часа в том районе Е-три зарегистрировал пролет нескольких вертолетов…
-- Спасибо генерал Хартингер, мы с вами еще свяжемся, – президент отжал кнопку селектора. – Что скажете, господа?
Кейси почесал свою лысеющую голову:
-- Рональд, я тебя уже несколько раз предупреждал… Афганистаном красные показали, что ни перед чем не остановятся. Они могут и на такую подлость пойти, несмотря на имеющиеся договоренности.
-- А вертолеты зачем?
-- Ты же знаешь, объект КС секретный, возможно они рассчитывали найти обломки и изучить их.
Уайнбергер открыл папку, достал спутниковый снимок.
-- Господин президент, мы получили информацию о возможном местоположении объекта МД.
-- Каспар, ты хочешь предложить?..
-- Рональд, чтобы показать нашу силу, мы должны ответить адекватно. У меня есть надежная группа, которая относится к Корпусу. У них есть опыт работы в арктических условиях.

22 декабря 1981 года, 15:12 восточного времени
Специальный планирующий аппарат Лонг-Эрроу
Где-то над Белым морем

Капитан Шеффер поерзал в тесном кресле. Под кислородной маской чесался нос. Высотный костюм немного жал. Плечи затекли от сорока с лишним килограммов снаряжения.
Аллана Шеффера сильно беспокоила мысль о необходимости катапультироваться из этой летающей консервной банки, а потом еще болтаться на планирующем парашюте добрых пятнадцать-двадцать минут в воздухе, пока не долетишь до точки приземления.
«Голландец» хлопнул по плечу Хоукинса. Тот, не оборачиваясь, показал рукой знак «ОК». Майор вздохнул, поглядел на часы, до точки сброса оставалось еще шесть минут лёта…

23 декабря 1981 года, 09:18 московского времени
Кабинет министра обороны Устинова Д. Ф.,
Здание Министерства обороны на Фрунзенской набережной
Москва, СССР

Маршал Колдунов склонился над листком с докладом:
-- Двадцатого декабря в двадцать один ноль семь по московскому времени станция раннего предупреждения Скрунда зарегистрировала неопознанный летательный аппарат. Начальник смены, подполковник Лавров, идентифицировал объект, как объект, проходящий в наших документах под кодовым обозначением «Объект КС». Объект КС был замечен в двухстах километрах к северо-востоку от норвежского острова Реиноя, двигался на высоте пятнадцать тысяч, со скоростью полторы тысячи, шел курсом сто пятьдесят в направлении Белого моря. Согласно имеющимся договоренностям, мы в праве производить радиолокационное сопровождение данного объекта. Барражировавшим перехватчикам было приказано не приближаться к объекту КС на расстояние ближе десяти километров. В двадцать три пятьдесят семь по московскому времени объект КС исчез с экрана радаров. Приблизительно в двух километрах от нашего берега, в сорока километрах на север-северо-восток от устья реки Кулой. Туда были отправлены вертолеты поисково-спасательной партии для оказания необходимой помощи пострадавшим. Но не было замечено ни одного обломка.
Слово перехватил адмирал Горшков:
-- С вечера двадцать первого декабря была замечена повышенная активность американского флота, находящегося в норвежской акватории. Утром двадцать второго декабря в виду порта Олавсверн появился авианосец «Дуайт Эйзенхауер» со всеми кораблями сопровождения.
Информирование продолжил Колдунов:
-- После двенадцати часов по московскому времени с авианосца самолеты начали периодически выполнять полеты в сторону государственной границы СССР, при этом практически каждый вылет сопровождался нарушением морской государственной границы СССР. Самолеты выполняли активные меры по противодействию нормальному функционированию нашей системы контроля воздушного пространства, использовались генераторы активных помех, сброс дипольных отражателей и аппаратов-имитаторов. В двадцать три девятнадцать один из операторов системы Днестр-М заметил на радаре неопознанный летательный аппарат, отличающийся сверхмалой поверхностью отражения. Аппарат со снижением шел в сторону советской территории. Аппарат исчез с радаров в районе населенного пункта Долгощелье.
Генерал Матросов заглянул в свою папку:
-- Посланный на место падения пограничный наряд обнаружил летательный аппарат тяжелее воздуха, типа безмоторный планер. Корпус изготовлен из пластика с высокими свойствами поглощения радиоизлучения, чем объясняется его плохая видимость на радарах. Обломки передаются для проведения экспертизы. По предварительным данным осмотра, на борту может размещаться до десяти человек, включая пилота. Установлено, что в пассажирской кабине нет пяти кресел. Химический анализ выявил наличие несгоревших частиц пиропатрона в местах крепления пяти отсутствующих кресел. Экспертизой уже установлено, что пиропатроны аналогичного химического состава используются в американских катапультных креслах. Во время пролета вертолета пограничного наряда, пилот заметил большую проплешину в снегу на одной из полян. При осмотре поляны был обнаружен свежий тайник с пятью планирующими парашютами, производства Федеративной республики Германия…
Устинов и Андропов переглянулись. В страну прибыло пять незваных гостей. Причем уровень их квалификации очень высок, раз для их прикрытия задействовали целую авианосную группу.
Устинов потер уставшие глаза:
-- Итак, товарищи, какие будут версии?
-- Поляна находится в двух дневных пеших переходах от местонахождения «объекта МД», -- уточнил Матросов.
Андропов откашлялся:
-- Учитывая нервическое состояние администрации Рейгана, после инцидента двадцатого числа, можно предположить, что они хотят уничтожить объект МД.
Все, присутствующие в кабинете, посмотрели на Юрия Владимировича, выдохнули хором, замерли в несколько нелепых позах. Уничтожение МД могло привести к непредсказуемым для народа и страны последствиям.
Андропов продолжил:
-- В связи с высоким уровнем секретности объекта МД, мы не можем привлечь к проведению противодиверсионных мероприятий большое количество военнослужащих армии, внутренних войск, погранвойск и комитета государственной безопасности. В данном случае придется отправить небольшую, хорошо подготовленную группу, которая сможет защитить объект МД и задержать диверсантов. Вынужден признать, что за имеющееся у нас в наличие время, комитет госбезопасности выдвинуть такую группу не сможет.
Генерал Ивашутин поморщился, потом неохотно произнес:
-- Главное разведуправление тоже не сможет обеспечить прикрытие объекта МД в должный срок.
Устинов нажал на кнопку селекторной связи, на которую была заранее повешена выделенная телефонная линия с командующим Ленинградского округа.
-- Борис Васильевич, вы ознакомились с отправленным вам телетайпом?
-- Так точно, Дмитрий Федорович, изучил. Пришел к таким же выводам, что и Юрий Владимирович. Группа двигается к объекту МД. Я проверил списки дислокации. Сейчас примерно в пятидесяти километрах от объекта МД проводит учения пятьдесят первая разведывательная рота семьдесят шестой десантной дивизии, под командованием гвардии капитана Тарасов. Они там отрабатывают ориентирование и выживание в зимних условиях. Если с вами сейчас рядом Дмитрий Семенович Сухоруков, он должен его помнить по летним учениям этого года. Тогда капитан Тарасов хорошо показал себя.
-- Борис Васильевич, вы считаете, что Тарасов и отобранные им десантники смогут остановить группу?
-- Да, смогут. Их можно будет переправить вертолетом километров на тридцать ближе, а оттуда им придется своим ходом.

Ночь с 23 на 24 декабря 1981 года
Лес в 20 километрах от объекта МД
Архангельская область, СССР

Красив зимний лес, даже сказочен. Мягкий чистый снег лежит на ветвях деревьев и еловых лапах, пушистым, едва тронутым зверьем ковром расстилается он на земле.
Но человеку, несущемуся лосем, неразличающим дороги, сквозь лес, лишь бы быстрее, лишь бы успеть, некогда любоваться красотами русской зимы.
За спиной тяжеленный рюкзак и автомат, на ногах широкие лыжи. Вперед-вперед, главное успеть вовремя.

24 декабря 1981 года, вечер
Местонахождение объекта МД,
Архангельская область, СССР

Аллан Шеффер еще раз оглядел в бинокль поляну и подивился таланту русских к маскировке объектов.
На поляне стоял единственный дом, возвышавшийся среди здоровенных сугробов. Как его там называют русские?.. А, да, изба.
Дом был небольшой, компактно объединявший жилые и хозяйственные постройки. Рамы по-северному небольших окон, столбики крыльца, конек на крыше были украшены резьбой. У капитана создалось впечатление, что он попал в музей, а не на военную базу.
Шеффер в который раз внимательно осмотрел поляну. Он рассчитывал заметить продухи вентиляции, слабое марево теплого воздуха, снег, потревоженный открытием замаскированных люков, и ничего не нашел.
«Голландец» подозвал Рика и Хорхе, шепотом приказал им остаться снаружи, прикрывать группу.
Потом, пригибаясь, стараясь скрываться в тенях, Шеффер, Купер и Сол побежали к входу в дом. На середине пути Сол отделился и направился к дверям конюшни, убедиться, что там никого нет.

24 декабря 1981 года, вечер
Местонахождение объекта МД,
Архангельская область, СССР

Капитан Тарасов сразу же заприметил двух человек, несших охранение во дворе. Получается, в избе их будут ждать трое. Сложновато, но выполнимо.
У дозорных все-таки был не очень большой опыт службы в арктических условиях, оглушить их удалось абсолютно бесшумно, тела оттащили прямо под окна, чтобы изнутри их нельзя было увидеть, руки-ноги стянули куском шнура. От самого министра обороны был строжайший приказ брать диверсантов живьем.
Тарасов приказал Наджибаеву остаться на улице, прикрывать группу от случайных гостей, да сторожить рюкзаки и полушубки, чтобы их никто не прихватил. А сам вместе с радистом Остапчуком и пулеметчиком Дукурсом тихонечко поднялся на крыльцо. В одной руке зажат автомат, в другой сильный фонарь.
Резкий рывок открытия двери, лучом фонаря стараешься попасть в лицо караульного, здоровенный мужик с маленькими усиками получает прикладом в живот от не менее крупного Остапчука, отчего складывается пополам, и кулаком по шее от Тарасова. Пока они в два шага преодолевают расстояние до двери в основную комнату, Дукурс выбрасывает автомат оглушенного за дверь, грубо тянет его руки за спину – перекрутить их припасенным шнуром.
Рывком открывается дверь в основную комнату. Граната с выкрученным взрывателем летит в окно, чтобы создать видимость штурма с улицы. Остапчук кувырком проходит внутрь и в сторону, не задерживаясь в проеме. Невысокий Тарасов проскальзывает за ним и уходит с дверного проема в другую сторону, стараясь не отсвечивать.
Десантники поднимаются, наводя автоматы на двух здоровенных мордоворотов.
В этот момент Тарасов понимает, что попал в патовую ситуацию. Они держат на прицеле парочку диверсантов, но и автоматы диверсантов своими черными зрачками смотрят на десантников. Даже у смертельно раненного человека хватит сил, чтобы положить в этой комнате всех.
-- Дайнис! Установи пулемет на улице, напротив дверей. Кто бы ни вышел, клади всех!
Дайнис, из темноты сенцов успевший разглядеть сложившуюся ситуацию, откликнулся без промедления:
-- Есть, товарищ капитан!
Наружняя дверь открылась, застывшие бойцы слышали, как Дайнис выбрался наружу, потом дверь захлопнулась.
Тарасов зашарил взглядом по комнате. Старая, но хорошая русская печь занимает большую часть горницы, массивный стол отодвинут к стене, на свободном пространстве стоит тяжелый деревянный стул, за ним замерли два чужака.
Но самый интересный человек сидел на стуле. Это был мужчина. Из-за мышечной массивности плеч и грудной клетки, крупной головы, твердо и ровно сидящей на крепкой шее, назвать его стариком было нельзя, хотя его голову покрывали густые седые вьющиеся волосы, а лицо украшала длинная окладистая борода, придававшая внешности человека патриархальный вид. На мужчине был мягкий вязанный свитер, домашние теплые штаны в тонкую полоску, на ногах шерстяные носки домашней вязки.
Руки мужчины связаны за спиной, ноги притянуты к ножкам стула, сработано профессионально и на совесть.
-- Do you speak russian? – поинтересовался Тарасов.
-- A little… Немного, -- ответил светлокожий, похожий на немца.
-- У меня лучший пулеметчик в дивизии. Если что, он не промахнется. Сдавайте оружие.
В этот момент хлопнула входная дверь. Тарасов удивленно подумал, каким образом кто-то сумел пройти мимо Наджибаева и Дукурса.
В сенях слышался топот отряхиваемой обуви.
Потом краем глаза Тарасов увидел, как в комнату вошел высокий старый мужчина, заметно похожий на сидящего на стуле, разве что у вошедшего борода была короткой, похожей на бороду Карла Маркса, да полушубок и штаны были ярко-красного цвета.
-- Дед, я проводил твою внучку до станции, она обещала приехать тридцать первого, помочь тебе. А чего это у тебя дверь в сени открыта? Простудишь ведь комнату! – словно бы не обращая внимания на пришельцев, сказал вновь пришедший. По-русски он говорил правильно, но с небольшим акцентом.
Тарасов обратил внимание на лицо «немца». Тот внимательно разглядывал незнакомца с короткой бородой, словно бы увидел смутно знакомого человека.
Сам Тарасов попытался повернуться, чтобы привлечь внимание «красного». И сразу же понял, что не может пошевелить ни одной мышцей.
-- Да, вот, Николас, пришли мальчики, похулиганили, -- Тарасов увидел, как сидящий спокойно убрал руки из-за спины, пошевелил ногами, чтобы удобнее было встать со стула. – Стекло, вот, разбили, теперь придется вставлять новое.
Опустив глаза немного ниже, Тарасов увидел, что веревки, стягивавшие руки и ноги хозяина избы, кольцами валяются на полу.
Старец поднялся, величественно развел руки и трижды раздельно хлопнул в ладони.
По первому хлопку рама сама собой восстановилась, а осколки снова стали целым стеклом.
По второму хлопку стулья, скамейки, стол заняли свое место, откуда-то появилась скатерть, расправилась на столешнице, оказалась заставленной разной снедью.
По третьему хлопку Тарасов почувствовал, что может шевелиться. Он оглядел себя. Вместо формы на нем был костюм зайчика, роль которого он исполнял на одном из утренников, правда, костюм был перешит на взрослую фигуру, отчего выглядел несколько нелепо.
«Немец» оказался в костюме принца с картонной шпагой на боку.
Все остальные, в том числе и неудачливые дозорные, тоже оказались наряжены в какие-то детские карнавальные костюмы.
Какая-то сила увлекла их за стол.
-- Раз уж пришли, то ешьте, пейте, гости дорогие, отметьте вместе со мной приезд моего кума.
Еда оказалась очень вкусной, напитки сладкими, да хмельными.
Десантники и иностранцы как-то очень быстро и легко нашли общий язык. Языки развязались и потекли байки о житье-бытье, но при этом все умудрялись обходить деликатные вопросы, которые могли бы огорчить кого-нибудь. Трепались о женщинах, о забавных причудах командиров, впрочем, не называя имен, о житейских ситуациях.
Без четверти двенадцать Николас вдруг стал собираться, Дед решил выйти во двор ему помочь. Гостей тоже повлекла какая-то сила. Перед крыльцом стояли замысловатые сани, в которые были запряжены олени. На снегу стоял огромнейший мешок. Хмельные руки подняли этот мешок, на удивление легко закинули его в сани.
Тарасов сам не заметил, как тоже оказался в санях, помогал забраться туда Николасу. Потом капитан почувствовал хорошо знакомое ощущение ветра в лицо от большой скорости, какие-то остановки, какие-то люди, дети, которым он что-то рассказывал, снова ощущение полета, снова остановки и так много раз подряд.
Потом они снова оказались за столом. Снова ели-пили, а на душе было так светло и хорошо…

25 декабря 1981 года, утро
Леса Архангельской области
Архангельская область, СССР

Гвардии капитан Тарасов проснулся в пять утра, как и обычно. Растолкал Наджибаева, Остапчука и Дукурса. Они вчетвером быстро позавтракали, сложили палатку и на лыжах побежали в лагерь роты.
Тарасова вдохновляла мысль, что все поставленные во время учений задачи его рота выполнила на отлично. Вечером их загрузят в «Антона» и они полетят обратно в Псков. А начальник дивизии уже обещал ему короткий отпуск, чтобы новогодние Тарасов встретил с семьей.

25 декабря 1981 года, утро
База ВВС «Херлберт-Филд»
штат Флорида, США

Капитан Шеффер тоже проснулся рано, прошел на кухню, поставить себе кофе. Сидя за столом, ожидая, пока закипит кофейник, он ткнул в кнопку телевизора. Показывали последние новости.
-- … Рождество в этом году было самым необычным, за все время существования традиции отмечать этот праздник. Во-первых, в одних санях ехало одновременно два Санта-Клауса. Один был одет в свой обычный наряд, на другом же была длинная теплая шуба синего цвета. Во-вторых, вместо обычных рождественских гимнов они распевали странные песни на неизвестном языке, со слов одного из свидетелей мы их записали. Вот, как они звучат: «Ф льесю роудилас иолотка», что они означают, мы пока не знаем. В-третьих, всех очень сильно поразил и напугал внешний вид эльфов, сопровождавших Санта-Клаусов. Один был высок, второй нет, но оба выглядели очень сильными. На голове у невысокого был странный берет ярко-голубого цвета с непонятным украшением. Мы опросили свидетелей, и полицейский художник с их показаний составил портреты этих самых эльфов. Вот они на ваших экранах.
Шеффер поднял глаза. С одной половины экрана на него смотрело смутно знакомое лицо какого-то русского, а со второй половины на Шеффера смотрел его собственный портрет…

Profile

prostak_1982: (Default)
prostak_1982

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12 131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:54 pm
Powered by Dreamwidth Studios