prostak_1982: (Default)
Вообще-то я стараюсь не выкладывать чужие тексты. Но то, что происходит сейчас, лучше всего описать словами классика.

Айзек Азимов.
Выборы.

Очень много букв. )
prostak_1982: (Default)

Есть книги, которые иногда хочется перечитывать, хоть они и не рассказывают о чем-то светлом и добром. К таким книгам можно отнести "Час нетопыря" Роберта Ф. Стреттона.

Read more... )

prostak_1982: (Default)
Вот подумалось.
В человеческой техносфере есть один объект, который не то, чтобы обойден, но очень редко используется авторами и сценаристами пост-ап'а. (Вообще-то я не припомню ни одного случая, и пишу, что редко используется, чтобы потом мне не представили список таких книг и фильмов.) Этот объект выглядит очень атмосферно, зрелищно, на его основе можно создать достаточно динамичный сюжет. При этом все будет очень правдоподобно.
Этот объект - карьерный экскваватор.
Маленький:Read more... )
prostak_1982: (Default)
Тут у уважаемого Youroker'а интересная статья о американском проекте атомного убежища: http://youroker.livejournal.com/59337.html

Вот подумалось, а было ли литературное произведение в котором некая группа людей, относящихся к власти, специальным образом подает сигнал об атомной атаке, чтобы загнать население в такой супербункер? Хотя, на самом деле, у оппонентов даже желания такого не возникало.

Все книги и фильмы о супербункерах описывают ситуацию, что эксцесс произошел, просто потом природа восстановилась быстрее, чем рассчитывали.
А чтобы такой чернушный конспирологический взгляд, такого не припомню.
prostak_1982: (Default)
Я человек ленивый, поэтому книги, чаще всего, читаю в переводах.
Read more... )
prostak_1982: (Default)
     Когда Иван зашел в гостиную, профессор сидел, склонившись над своей записной книжкой в черном кожаном переплете. Как всегда, он что-то записывал в нее карандашиком с серебряным колпачком.
      В очередной раз Иван подивился, с кем только не сводила его казенная надобность.
      Если бы человек, сидевший за столом, начал публично рассказывать о древности и знатности своего рода, уходящего корнями еще во времена римских патрициев, то большинству нынешних королей и императоров стало неудобно. За прошедшие столетия род обеднел и зачах, выродился. Только изредка рождался человек, в котором воскресал дух предков, когда люди были способны и на Поступок, и на Подлость.Read more... )
prostak_1982: (Default)
Две силы, считающие себя противоборствующими решили устроить литературные конкурсы.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] kpt_flint в СССР-2061: Новый литературный конкурс!
"...О главном
Друзья! Сообщество «СССР-2061» запускает новый конкурс рассказов.
Рассказов о будущем, до которого хочется дожить..."


Оригинал взят у [livejournal.com profile] volodihin в Проект "Российская империя 2.0"
"...ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫ новые белые проекты. В частности, мне была бы очень интересна "Россиийская империя 2050". С монархом. С верой. С традиционными ценностями и полным карманом прогресса в науке и технике, со звездолетами у которых двуглавые орлы на борту и с храмами на космодромах. С Новым Владимиром на Марсе. И градом Китежем на шельфе Русской Арктики...
...И, разумеется, с конкурсом, премиями, книгой, у которой тираж будет нормальным, а не 300 экз..."

Вот, ведь, конкурируют две силы, надрываются. И не могут на самом деле воспринять очень простых вещей. Они взаимодиалектичны, во-первых. Они должны бороться не друг с другом, а с несколько иной концепцией, во-вторых.
Фактически, существует два типа взаимоотношения индивида и общества.
Первый тип. Интересы общества превалируют над интересами индивида и через это стремятся к развитию этого самого индивида.
Как это? А очень просто. Человек - существо пришедшее из животного мира, и, все-таки, подчиняющееся правилам животного мира, стаи. Стая заинтересована в том, чтобы просуществовать как можно дольше, при этом распространившись на максимально возможную территорию, способную прокормить стаю. Для этого каждый отдельный представитель стаи должен быть достаточно силен и здоров.
Второй тип. Интересы отдельного индивида превалируют над интересами общества в целом. В некоторых случаях мы видим такую ситуацию сейчас.
И монархизм и социализм-коммунизм в своей идеальной форме предполагают соблюдение пресловутого общественного договора. В одном случае гарантом его исполнения служит общество в целом, предполагая благоразумное и рациональное мышление отдельных его составляющих. В другом случае - какая-либо персона, при этом предполагается благоразумное и рациональное мышление этой персоны и ее окружения.
Так что, уважаемые коммунисты и монархисты, вам не конкурировать надо, а объединяться и стараться снизить уровень взаимоотношений второго типа между людьми. В конце-то концов, простому сельскому жителю Николаю, обычному токарю Петру, учителю Наталье, инженеру Алексею, врачу Василию все равно, кто стоит у власти, при условии, что они уверены в своем будущем, будущем своих детей, а может и внуков.
prostak_1982: (Default)
Читаю я свою ленту ЖЖ и вижу, как граждане России регулярно жалуются на систему образования, ЕГЭ и прочие мелочи, связанные с образовательным процессом их детей. Смею их успокоить, они в этих сетованиях не одиноки:

Давным-давно, в старые, добрые времена... )
prostak_1982: (Default)
* * *
Рауль Хименес любил море. Родившийся на берегу Средиземного моря он с младенчества был связан с водой. Отец часто брал его с собой рыбачить. Когда становилось совсем жарко, маленький Рауль прямо с лодки прыгал в чистую теплую воду, плавал, нырял, иногда просто лежал на воде, глядя в бездонное голубое небо.
Близкий взрыв, обдавший сержанта Хименеса ледяными брызгами, оторвал крылья высокому полету его детских воспоминаний и уронил Рауля в холодную реальность. Сержант Рауль Хименес любил море, но он любил теплое и доброе Средиземное море у иберийских берегов, а не убийственно замораживающую злость Лаксе-фьорда.
Небольшое суденышко раскачивало на волнах во все стороны. То с одной, то с другой стороны грохотали взрывы, заливавшие десантную баржу ледяным рассолом. Тяжелые свинцовые тучи лили дождем. Все это дополнялось пронизывающим ветром, выдувавшим остатки тепла из такого маленького человеческого тела. Набухшая водой куртка не защищала от холода, сама забирала остатки тепла.
Пальцы, сжимавшие ложе винтовки Вольфрами-Мервина, стали совершенно бесчувственными. Было совершенно непонятно, как такими непослушными пальцами сержант сможет давить на спусковой крючок.
-- Что сидите, свиньи мавританские?! – инструктор надрывал глотку, стремясь переорать грохот волн, хлопки взрывов и завывания ветра. -- Сжимаем и разжимаем пальцы в кулаки, восстанавливаем кровоток. Двигаемся, двигаемся. Вам, гиппопотамам лапландским, еще на берег высаживаться и через линию обороны прорываться. Шевелите руками! Топайте ногами!
Баржа уткнулась в песок. Два сидевших в носу пехотинца негнущимися пальцами дернули за рычаги замков. Аппарель со скрежетом, поднимая облака соленых брызг, рухнула в воду.
-- Давай, все на выход!!! Вперед, галисийские макаки!!! Вы же хотите умереть глубокими стариками!!! Вперед!!! А-а-а!!!
Морские пехотинцы, подхватили этот вопль, неловко вскочили на замерзшие ноги, бросились вперед, лишь бы не слышать злой и недовольный вопль инструктора. С аппарели они прыгали в воду, стараясь удержать винтовки и пулеметы над головами.
Сквозь брызги, клочья морской пены можно было разглядеть вспышки пулеметов на берегу. Пока они в воде, они уязвимы, как утки на взлете.
Высоко задирая ноги, оскальзываясь на донном галечнике, морские пехотинцы двигались по пояс в студеной воде, растягиваясь в цепь, и стараясь как можно быстрее оказаться на берегу. На преодоление каких-то двадцати метров ушло больше сил, чем на двухсотметровую пробежку.
Наконец вода дошла до колена, дно стало тверже, и солдаты смогли перейти на бег. Они выскочили на берег, преодолели полосу прибоя, рухнули в пляжный песок, стараясь вжаться в крохотные неровности на песке.
Сержант одной рукой инстинктивно стал нагребать песок перед собой. Куча песка хоть и иллюзорная, но какая-то защита. Одновременно он елозил всем телом, стараясь разгрести песок и создать импровизированный окоп.
Где-то в стороне бумкнул один взрыв, окатив всех песком и камешками, потом бабахнуло с другой стороны. Со стороны укреплений стрекотал пулемет, потом к нему присоединился еще один, метров на двадцать правее.
Сержант Хименес откинул приклад, убедился, что тот надежно держится, снял винтовку с предохранителя, выстрелил пару раз в сторону амбразуры. Из винтовки Вольфрами-Мервина расстрелять шесть патронов, полностью опустошив магазин – раз плюнуть, нужно слегка охолаживать свои эмоции, перезаряжать ее долговато.
К нему подполз его второй номер, здоровенный скандинав Густав, словно бы прочитав мысли своего первого, заорал, стараясь перекричать пулеметную очередь:
-- Сержант, как бы разобраться с пулеметами. Мы с этим. Олав и Мигель с тем.
Рауль приподнял голову, оглядывая местность. Если устроиться вон в той яме, образовавшейся от падения дерева, то пулемет их не достанет, а они смогут закинуть в амбразуру пару гранат навесом.
Хименес, стараясь не выставляться, перевернулся на спину, чтобы его голос не заглушало песком:
-- Карл, Педро! Пустите очередь по амбразуре прямо. Мы к яме правее черного валуна на пятнадцать метров. На счет три!
Педро выставил большой палец, показывая, что они все поняли. Парни аккуратно выставили из-за импровизированного песчаного бруствера ствол пулемета. Появилась рука с выставленными тремя пальцами, через секунду – два пальца, один палец. Рука сжалась в кулак, потом указательный палец указал направление движения. В тот же момент загрохотал двадцать пятый.
Рауль и Густав, согнувшись в три погибели, побежали к яме. Пара секунд и они уже в безопасности.
Хименес нашарил на шее шнурок со свистком, три раза коротко свистнул. Высокий противный свист можно было расслышать даже сквозь грохот стрельбы. Двадцать пятый чех замолчал.
Сержант ощупал небольшой патронташ в кармане куртки. Вытащил пару холостых патронов с двумя кольцевыми канавками. Именно то, что нужно – двести метров дальности. Зажав патроны зубами, Хименес открыл створку, прикрывавшую барабан, откинул барабан в сторону, вставил в две пустых каморы холостые патроны, довернул барабан в правильную позицию, поставил барабан на место, глянул, чтобы там не было песка, закрыл створку.
Густав стянул со спины ранец с гранатами, вытащил две штуки, у одной выдернул чеку и аккуратно вложил в мортирку на стволе винтовки сержанта.
Рауль упер винтовку прикладом в песок, прицелился, нажал на спусковой крючок. Выстрел, сильный рывок, пытающийся вырвать оружие из рук, черный мячик гранаты улетает вперед-вверх. Густав быстро вложил новую. Снова выстрел.
Из проема амбразуры потянулись два белых дымных хвоста, пулемет замолк, через несколько секунд из амбразуры появился белый флаг, колышущийся из стороны в сторону.
Через двадцать секунд два дыма появились из амбразуры, которую обстреливали Олав с Мигелем.
Воздух над полигоном разорвала сирена, прогудевшая три раза. Все, полевая подготовка на сегодня завершена.
* * *

В столовой стоял специфический запах местной кухни. Хименес до сих пор не смог привыкнуть к тяжеловатой и жирноватой скандинавской кухне.
В глубокую миску каждому положили большую горку мяса тушенного в пиве. Рауль на мгновение замер перед таким количеством жирной свинины и картошки. Но желудок ответил внутренним голодным движением, организм напоминал, что он сегодня промок, продрог, немало побегал. Черт возьми, организму нужны силы, которые ему может обеспечить только еда.
Сержант по-солдатски накинулся на паек, заедая мясо и картошку большими кусками хлеба. Тут, на севере, на еде не экономили.
* * *
Преподавателем истории у них служил капитан-лузитанец, говоривший на испанском с легким лиссабонским акцентом.
-- Господа курсанты, сегодня у нас будет большой опрос, по всем лекциям, которые я вам прочел за прошедшие полгода…
Рауль Хименес был сверхсрочником. Он остался после срочной службы, потому что его командир обещал повысить его в звании до сержанта и поднять ему оклад, что и выполнил после недолгих проволочек, когда Рауль подписал контракт.
Как и всякий солдат с опытом, Хименес знал и умел выбрать момент, чтобы слегка отдохнуть. Поэтому на занятии по истории сержант устроился за задней партой и погрузился в легкую дремоту, когда мозг расслаблен, перед глазами плывут приятные цветные пятна, но уши готовы в любой момент отреагировать на собственное имя, чтоб услышать вопрос офицера-преподавателя и раскачать мозг на полную мощность, чтобы быстро найти ответ в глубинах памяти.
В сонное состояние Рауля Хименеса вклинивались отдельные фразочки и слова из ответов других курсантов:
-- … Его величество Кристофер третий путем интриг и переговоров смог умерить наглость Ганзы и старой аристократии, вдохнув новую жизнь в договоренности Кальмарской унии, существенно укрепив авторитет королевской фамилии…
-- … К тысяча семьсот четырнадцатому году все противоборствующие страны войны за иберийское наследство осознали, что прийти к компромиссному решению в вопросе приглашения на трон нового монарха, при выборе между Габсбургами и Бурбонами практически невозможно. Тогда возникла идея пригласить в качестве нового испанского монарха нейтральную персону, не находившейся под влиянием ни одной из противоборствующих фамилий. После долгих переговоров был коронован Максимилиан четвертый, король Фенноскандии…
-- … Будучи регентом малолетнего Николауса третьего, премьер-министр Мигель Керехета, происходивший из древнего андалусийского рода, посчитал личным оскорблением отделение вест-индийских колоний, что привело к авантюрной попытке восстановить власть монарха над ними и провальной морской войне с Североамериканскими соединенными штатами…
* * *
Всех курсантов собрали в зимнем зале для занятий силовой гимнастикой. Пока их вели туда, дежурный офицер заявил, что им должны сообщить что-то очень важное.
-- Господа преподаватели, господа курсанты, Равняйсь! Смирно! – голос дежурного офицера разнесся по всему гимнастическому залу, заглушая бормотание толпы. Две тысячи человек подтянулись, края человеческого прямоугольника подровнялись, все замерли по стойке «Смирно!» – Равнение на середину!
Первым возле кафедры встал начальник учебной базы:
-- С этого момента, девятнадцати ноль-ноль по местному времени, первого апреля тысяча девятьсот двадцать шестого года, моим приказом, приказом начальника учебной базы Лаксе-фьорд отменяются все отпускные и увольнительные для рядового и сержантского состава. Господа офицеры и унтер-офицеры переводятся на казарменное положение. Если кому-либо из персонала базы, или же курсантов что-то требуется из предметов личной гигиены, одежды, то приказываю подать список с необходимым вышестоящему командиру, для решения вопроса. Вопросы есть? – услышав от дежурного офицера обычное «Вопросов нет», отошел от кафедры.
Пока к кафедре шел следующий оратор по рядам курсантов пронесся тихий удивленный шепот. Место у кафедры занял министр обороны Иберийской и Фенноскандской монархической унии Франсиско Франко. Он был третьим человеком в Королевстве после его величества Короля Иберийского и Фенноскандского, Николауса третьего, и Антониу ди Салазара, занимавшего посты премьер-министра и министра финансов.
-- Двести двадцать два года назад произошло событие, которое негативным образом отразилось на территориальной целостности, мировом положении и национальной гордости нашего народа! Английский флот захватил Гибралтар. Навязанная наглым и бесчеловечным шантажом капитуляция гибралтарского гарнизона лишила наше государство важного транспортного и стратегического пункта. Вы, господа курсанты, элита нашей армии! В части нашей славной морской пехоты попадают лучшие из лучших. На эту учебную базу отправляли лучших военнослужащих, отобранных из частей морской пехоты. Именно на вас возлагается почетная миссия освободить Гибралтар от двухсотлетнего контроля англичан! Наша армия сильна, как никогда! Наши талантливые стратеги и тактики творчески подошли к опыту Великой войны в Европе, учли все возможности английского флота. Наш флот, созданный на основе самых новых технических требований, способен противостоять Атлантическому флоту Ройял Нэви! Наши линкоры, огнем своих орудий, способны разрушить любые укрепления противника! Наша страна, затаив дыхание, ожидает, когда вы, славные морские пехотинцы Королевской армии, выдавите врага с исконных иберийских земель! Господа курсанты, ура! Ура!
Первыми в ответ закричали «Ура!» офицеры-преподаватели, за ними подхватили и курсанты.
Сержант Рауль Хименес стоял среди своих товарищей, вторил вслед за остальными это сильное слово «Ура!» и ему совсем не хотелось думать о той опасности, которая ожидала их при штурме.

Вот с этим рассказом я участвовал на конкурсе иберийско-скандинавской дружбы.
prostak_1982: (Default)
Километрах в двадцати от древнего города, который называют «Матерью городов русских», при том, что у самого города мужское имя, находился пустырь, который местные жители называли «лисе коліно». Пустырь этот был словно бы заговоренным – на нем ничто не хотело расти.
С давних времен находилась горячая голова, которая пыталась распахать и засеять этот кусок земли, любые попытки заканчивались ничем.
Шло время, сменялись поколения, но пустырь так и оставался голым и безжизненным. Старики, жившие до «исторического материализма», утверждали, что в древние времена на «лисому коліні» казнили бунтарей и смутьянов.
После революции и гражданской войны председатель новообразованного колхоза приехал на Фордзоне, утверждая, что новая власть сможет использовать те ресурсы, которые пропадали при клятом царизме. Пустырь был перепахан, засеян самым лучшим отборным зерном, которое просто-напросто не взошло.
Во время большой войны на пустыре было взлетное поле, располагались самолеты, которые срывались со своих мест и уходили в голубую высь киевского неба, вокруг них бегали люди в серенькой форме. Однажды на поле начали рваться бомбы, да так удачно, что от самолетов ничего не осталось. Взрывы полностью перепахали поле, и оно стало совершенно непригодным для использования. Пустырь снова был заброшен. Глубокие раны и шрамы от воронок на удивление быстро затягивались, возвращая пустырю первозданный вид.
После войны прошло пару лет и на «лисому коліні» снова появились люди, эти были одеты в зеленую форму, они строили огромные ангары, в которых стояли ИСы. Склады относились к одной из танковых частей. Председатель ближайшего колхоза, был счастлив, когда этот мертвый кусок земли перешел на баланс военных.
Шли годы, сменялись люди, обслуживавшие технику, сменялась сама техника. Военные были довольны, что на «лисому коліні» ничего не растет, это облегчало утомительную обязанность по уходу за территорией.
Город рос, постепенно приближаясь к пустырю. Вот уже и нет колхоза с банальным названием «Червона зоря», но сил, чтобы отобрать и застроить пустырь у городской администрации не хватало.
После развала воинская часть была расформирована, большая часть техники втихую была вывезена в неизвестном направлении. Местные жители потихоньку растаскивали из ангаров все, что могли найти, словно бы помогая пустырю вернуться к своей первозданной безжизненности и обнаженности.
В конце концов, остался только пустырь и гулкие серые ангары, подчеркивавшие безжизненность местности.

Как-то раз к ангарам подъехал дорогой большой внедорожник. Из него вышло трое, одетых в хорошие, дорогие костюмы. Люди начали осматривать ангары, гулко ступая под высокими и широкими сводами.
-- Вы поглядите, какие полы! Ни одной трещины!
-- Да, а ведь сюда загоняли тяжелые танки. Вот что значит, сталинское качество, старики рассказывали, что тут какой-то секретный бетон использовался.
Только вот, старики не рассказывали, что самым главным секретом, были те четыре года, когда они были вынуждены разрушать все и вся вокруг себя, а мечтали создавать что-то новое…
-- …Значит так, ангары нам подходят. Полугода хватит, чтобы привести тут все в порядок?

Рука Николая потянулась, чтобы в очередной раз почесать трехдневную щетину. Он с неудовольствием подавил острое желание пойти в ванную комнату, чтобы удалить эти джунгли со своего лица.
Ему пригрезилось, как завтра он пригласит Ивана Петровича, и тот приступит к своему священнодействию. Долго будет взбивать в китайской фарфоровой чашечке густую пахучую пену, рецептуру мыла для которой Иван Петрович хранил, как зеницу ока. Вспомнилось адреналиновое, экстремально-возбуждающее ощущение, когда острая поющая бритва скользит по твоей шее. Потом будет обжигающий паровой компресс…
Потеряв от этих размышлений контроль над своими руками, Николай, сидя в глубоком кресле, и гримасничая, секунд тридцать почесывал растительность на своем лице, оставляя красные полосы. Будь он неладен, этот Стив Джобс, со своей «фриковской» щетиной.
Мелодично прогудел внутренний телефон.
-- Николай Алексеевич, вы просили напомнить, через тридцать минут начнется презентация.
-- Да, спасибо. Я уже собираюсь.
Николай потянулся, потер рукой по хрустящей щеке, встал и пошел переодеваться. Мужчина с брезгливой миной оглядел вещи, которые ему придется надеть. Недорогой свитер под горло, простые потертые джинсы классического синего цвета. С каким бы удовольствием он сейчас надел свои любимые Эвису и Биккембергс. В своей прошлой должности – замдиректора банка, Николай привык к ежедневному двухразовому бритью и хорошим костюмам. Если бы не мнение этих чертовых маркетологов…
Зал был заполнен журналистами и приглашенными любопытствующими. Николай вышел на середину сцены, поправил микрофон.
-- Добрый день. Корпорация «Цифровые технологии Смирнова» представляет вам новый сервис. Мы называем его очень просто – «Виртуальный секретарь». Вы можете установить клиент нашего сервиса на свой телефон, зарегистрироваться и получить доступ к самым современным, совершенным и прорывным интеллектуальным технологиям. Наш сервис может переводить вашу речь в печатный текст, читать вслух ваши тексты, осуществлять мгновенный перевод ваших текстов и речи, и множество других услуг…
Произнося спич, он достал из кармана свой смарт, и на большом экране за его спиной появилось второе изображение. Теперь, кроме его лица, ниже, крупным планом показывались его руки, колдующие над телефоном…

Пиво приятно туманило голову, после тяжелого трудового дня. Федя слегка окосевшим взором посмотрел на бутылку и еще раз глуповато улыбнулся. Приятно, когда есть пиво, названное в связи с твоей профессией.
На бутылочной этикетке красовалась надпись: «Пиво серверное», а немного пониже шел слоган: «Цифровое качество вкуса». На самом деле, качество вкуса было не очень-то, но стоило пиво недорого, в голову било основательно, да и название обязывало. В последнее время упаковки только с этим пивом обосновались рядом с серверами, чтобы охлаждаться и снимать стресс у «богов единичек и нулей».
Федор оглядел комнату. На столах валялись останки парочки компов, из которых начальством приказало собрать один работающий. Рядом с ними остывал паяльник. На стенах были развешаны принтеровские бледные двусмысленные надписи. Общую картину завершал всклокоченный хозяин кабинета – Василий, соратник по тяжелому, но славному поприщу – системному администрированию небольшой компании.
Василий склонился над  монитором, рассматривая странички программного кода. Его бутылка «профессионального» преступно грелась в одиночестве, на полу между ножек мягкого офисного стула. Василий не боялся геморроя, он боялся протереть дорогущие Левисы, обошедшиеся ему в целую сотню невиноубиеных енотов. В этих джинсах он напоминал сам себе своего кумира, и одновременно главного конкурента – Николая Смирнова, основателя успешной компьютерной высокотехнологичной корпорации.
-- Василий!!! Рабочий день закончился пять минут назад!!! Кончай пахать, пора работать. Я принес новый шутер.
-- Да ну тебя, Федя. Я тут реверснул клиент смирновского секретаря, теперь сижу, выискиваю исполнительные команды распознавания речи.
-- Слушай, Васятка, заколебал ты уже всех со своим распознаванием речи! То ты доставал всех драконом-заикатором, теперь этой хренью. Выпей серверного, охладись.
-- Да, как ты не понимаешь, это же огромные бабки!!! Они дерут десятку абонентской платы, да еще по одному центу за каждую сотню знаков. Если я смогу расшифровать алгоритмы и предложить этот же сервис за пятерку, то стану богаче Билла Гейтса. Вот смотри. Скажи что-нибудь.
Василий повернулся и начал тыкать в лицо Федору свою «соньку». Федя, расслабленный вследствие легкой алкогольной интоксикации, поэтому нежелавший спорить по пустякам, взял телефон и пробормотал: «Василий, иди на х…»…

Галине было скучно. Прическа снова испорчена, голова вспотела.
Работа была скучной и тягомотной, требовалось терпение и усидчивость, чтобы не допустить ошибки. Бывало, когда за день нужно было выполнить только одну задачу, тогда все остальное время она изнывала от скуки, на рабочем месте нельзя было читать, разговаривать по телефону и зависать в чатах, оставалось только рассматривать успокаивающие картинки, которые им скармливал корпоративный психолог. А бывало, так много дел, что некогда воды глотнуть, чтобы смочить пересыхающее горло.
Но платили за работу хорошо, лучше, чем за три ставки учителя русского языка, на которых ей пришлось сидеть, пока она работала в школе. Да и рабочий день строго четыре часа, правда, бывали ночные смены.
Галина вздохнула, почесала вспотевшие мочки ушей.
Вдруг, в наушниках загудел сигнал, монитор замигал сигналом внимания. Галина нажала клавиатурную комбинацию, сообщая, что готова к работе. Она вслушивалась в пьяное бормотание, раздававшееся в наушниках, и набирала на клавиатуре: «Василий, иди на х…»…

Epic fail.

Jan. 26th, 2015 12:21 am
prostak_1982: (Default)
Так получилось, что за один день я посмотрел два фильма, снятых по одной и той же книге. Я это про знаменитый "Штамм Андромеда".
Напомню, что первая экранизация романа была выполнена в 1971 г. режиссером Робертом Уайзом, которого, без всяких преувеличений, можно назвать титаном американского кино, настолько обширен и монументален список его работ.
Сюжет и постановка фильма были максимально приближены к тексту книги. А декорации и общее оформление до сих пор смотрятся футуристично.
Вторая экранизация была сделана в 2008 году в виде двухсерийного телевизионного фильма. Режиссером был Микаэл Саломон, наснимавший еще кучу сериалов.
Вопросы к новому фильму начались практически с первых же минут.
Куда делся слегка социопатичный, но профессиональный и уверенный в себе Джереми Стоун? На его месте оказался какой-то задерганный неврастеничный тип, у которого стандартные американские проблемы с разведенной женой и сыном-оболтусом, считающим себя самым умным.
Куда делась его команда? На их месте оказались какие-то рефлексирующие типы (я бы использовал одно слово, которое якобы ввел в оборот Боборыкин, но многие могут обидиться), которые занимаются чем угодно, кроме своих исследований. Более того, эти люди совершенно не понимают, что такое режим, и что меры секретности, которые принимаются, принимаются не просто так.
Черт возьми, куда делась обстановка лаборатории? Куда делась футуристично выглядещая обстановка? Светлые просторные лаборатории превратились в полутемное унылое тесное пространство, больше похожее на какой-то склад, нежели на исследовательский центр. Одна только центральная шахта чего стоит, отличная инженерная конструкция в старом фильме и разваливающиеся руины в новом.
Зачем они засунули туда эту идиотскую криптоложескую интригу, в которую входили АНБ, генерал от химических войск, с одной стороны и, заштампованный до предела, американский журналист-правдолюбец, по совместительству наркоман и алкоголик, с другой?!!
Зачем в сюжет засунули заштампованного благостного американского президента? В "Дне независимости" он хотя бы умел самолетом управлять. В этом же фильме он только рассуждал о каких-то там кратерных рудниках, да "беспокоился" о других.
С какого леса возникла идея сингулярности и каких-то мутных путешествий во времени? Такой идеей Крайтон развлекался в другой книге, но это уже другая песня.
С моей точки зрения, снимая новый вариант "Штамма андромеда", сделали фильм, который полностью противоречил самой идеологии оригинальной книги. Был создан агрессивно-антисциентисткий и реакционный фильм, который приводит нас к самому главному вопросу:
Зачем был снят этот фильм???!!!
prostak_1982: (Default)
Когда новый губернатор увидел, как навстречу ему по коридору идет цветной, то удивленно протер глаза. Согласно высочайшему постановлению Совета, цветным нельзя было заходить на территорию Священного Города. Только Небесные люди могли жить в Городе. Губернатор уже набрал в легкие побольше воздуха, чтобы покликать часовых, которые должны были примерно наказать наглеца, когда цветной подошел ближе. Лицо цветного показалось Губернатору знакомым. Выпуская воздух сквозь зубы, Губернатор напряг свою память, мысленно пролистнул справочник «Кто есть кто» жителей Священного Города и вспомнил. Навстречу Губернатору шел один из жрецов Небесного культа.
-- Здравствуйте, губернатор Питерсон.
-- Здравствуйте, э-э-эм, преподобный Хопкинс, чему обязан?
-- Я хотел сообщить вам, что я и мистер Джонсон отправляемся в одну деревушку, чтобы получить подать.
-- Зеленые камни? Это просто замечательно. Я надеюсь, у вас не возникнет никаких осложнений. Я лично попрошу мистера Смита, чтобы он поспособствовал безопасности вашей благородной миссии.
-- Благодарю вас, мистер Питерсон. Собранная подать будет в целости и сохранности передана вам, для отправки в Метрополию.

Преподобный Хопкинс поерзал в седле, устраиваясь поудобнее на лошади. Рядом с ним неспешно трусил на своей лошадке Джонсон. Переметные сумки с их нехитрым скарбом были загружены на третью лошадку, следовавшую за ними. Путь им предстоял не слишком дальний, но четыре-пять дней на него уйдет. Спокойному Хопкинсу нравилась компания молчуна Джонсона. Это была их четвертая поездка за податью. Предыдущие три заканчивались более чем успешно. Все-таки божья благодать не зря всегда сопровождала жрецов Небесного культа.
Хопкинс погладил ладонью перстень «проклятий» на правом указательном пальце. Потом прислушался к своим ощущениям, божья благодать все также был со своим ревностным служителем. Это успокаивало и вселяло силы.

Они остановились в четверти дневного перехода от деревни. Сняли пожитки с лошадей, набрали хвороста, смастерили нехитрый ужин. Все было сделано в молчании, действия отработаны, жесты понятны без слов.
Когда они сели ужинать, стемнело. Ели все также в тишине.
В кустах раздался какой-то шорох. Оба посланца одновременно повернулись на шум. В неверном свете костра преподобный увидел кусок тряпки, свисавший с ветки. Вздохнув, отложив ложку, Хопкинс поднялся и пошел к кустам. Джонсон потянулся к посоху, лежавшему на замле, но жрец отмахнулся.
Пропадал он минут пятнадцать, вылез из кустов нахмурившимся, задумавшимся. Несколько раз зачерпнул из котелка, съел, не замечая вкуса. Потом поднялся, подошел к своей лошади, вытащил из седельной сумки Священную книгу.
Джонсон поднял голову и посмотрел на небо. В Метрополии уже давно нельзя было разглядеть столько звезд. Он подумал, что звезды, пожалуй, будет единственное, по чему он будет скучать, когда вернется домой.
Хопкинс открыл книгу, склонился над ней, долго вчитывался в строчки текста. Чем дальше он читал, тем спокойнее и увереннее становился.
Джонсон поскучал некоторое время, наблюдая, как жрец читает, склонившись над книгой, поковырял в костре веткой, понаблюдал за пролетавшей звездой, потом завернулся в плащ и заснул.

Раннее утро прошло в сборах и подготовке к входу в деревушку.
Хопкинс надел парадное облачение, повесил толстую цепь с Небесным камнем, накинул широкий тяжелый плащ с большим капюшоном.
Джонсон сменил свой походный бурый костюм на глухой черный, достал из мешка и надел на лицо золотую маску Небесного человека, в руках у него оказался посох, которым он собирался вчера обороняться.
Оба повернулись и оценивающе взглянули друг на друга, потом одновременно кивнули, взяли под уздцы лошадей, и пошли в сторону деревни.

Деревенские встретили их настороженно. Сквозь прорези в золотой маске Джонсон видел, как мужчины загоняют своих домочадцев в хижины, отвешивая полновесные плюхи своим непослушным детям.
Джонсон и Хопкинс прошли в центр деревушки. Небесный человек несколько раз стукнул своим посохом по соборному колоколу, потом прошествовал к деревянному стулу, который изображал верховное место. Большая каменная чаша глухо зазвучала, созывая деревенский сход.
Первым на сход явился Староста, хитрованистый старичок, шедший нарочито сгорбившись, и прихрамывая. За ним потянулась остальная часть мужского населения деревни.
Двое ожидали, когда соберется все мужское население деревни. Цветные подходили и становились широким полукружьем, противопоставляя себя пришельцам. Когда подошли все, староста вышел в центр площади, поклонился жрецу и человеку в маске. Жрец поклонился в ответ, человек в золотой маске лишь слегка кивнул.
-- Скажи, Староста, все ли в порядке в вашем селении? Сегодня день ежегодного сбора подати, -- голос Жреца звучал глухо и басовито, намного громче, чем обычно. Он словно бы исходил от всего тела Жреца.
Староста почти что распластался на земле:
-- О, жрец Небес, прости нас, но мы не сможем преподнести нашу подать в дар Небесному народу. Три дня назад обвалился ствол шахты, как раз, когда там лежали зеленые камни, собранные для вас. Хвала Небесам, что никого не завалило. Шахта полностью разрушена, нам нужно время, чтобы восстановить ее, или начать рыть новую. Сжальтесь над нами, посланцы Небес.
Рассказывая это, Староста чуть ли не ползал по траве, вымаливая прощение за себя и деревню.
-- Ты лжешь! Грязный скот! Небесным людям известно, что шахта цела и продолжает давать зеленый камень! – Голос Жреца звучал яростно и сильно, словно раскаты грома. Староста свернулся в клубок, пытаясь спрятаться от гнева Небес. – Ты собрал всю подать!!!
Староста рвал траву, сыпал горстями вместе с пылью себе на голову. Остальные жители деревни невольно расступились, пытаясь избегнуть гнева Небес.
-- Встань Староста! Прикажи принести ваш дар Небесному народу!
Староста вскочил, сразу же махнул руками, два крепких цветных выбежали из толпы, побежали в сторону хижины Старосты, вернулись с большим тяжелым сундуком, осторожно поставили его перед Жрецом.
Жрец подошел, провел рукой по крышке сундука.
-- Не бойся, Староста, Небесным людям известно, что ты сделал это не по своей воле. Небесным людям известно, что несколько жителей деревни сговорились и заставили тебя так сказать, чтобы деревня не платила подать, как было указано Небесами. Небесным людям также известно, что эти мятежники решили напасть на посланца Небесного народа и на меня, жреца Небес!!! Посланец Небесного народа сейчас укажет этих еретиков и бунтарей.
Человек в золотой маске поднял свой посох и его верхним концом начал водить из стороны в сторону, указывая на толпу, словно бы ожидая указания Небес. Толпа начала шевелиться, каждый пытался скрыться от гнева посланца. Вдруг посох остановился, выцеливая одного из цветных. Остальные сразу же расступились, толпа исторгла его из себя.
Посох останавливался еще дважды. Еще два цветных оказались вне толпы.
-- Подойдите сюда! – Голос Жреца был глубок и величественен, подобно голосу отца, собирающегося разговаривать со своими чадами, -- Отчего вы решили поднять бунт против Небес? Говори ты, рудокоп!
-- Жрец Небес, вы забираете весь зеленый камень себе, у нас ничего не остается. Без порошка из зеленого камня наши дети чахнут и болеют. Шахта постепенно истощается, нам все сложнее добывать зеленый камень.
Жрец словно бы не слушал цветного, он застыл, воздев руки к небу, двигая губами.
-- Вы слышали его?! Вместо того чтобы больше работать, добывая зеленый камень для своих детей, он бунтует! Сговаривается с такими же еретиками, как он, посмевшими задуматься о свержении власти Небес!!! За такое кощунство вы будете прокляты и наказаны!!!
Жрец, свел руки, со сжатыми кулаками, у себя над головой, раскрыл ладони, повернул перстень «проклятий», чтобы его светящийся камень могли увидеть жители деревни, снова сжал руки в кулаки, резко опустил руки на уровень плеч и выпрямил перед грудью.
-- Узрите, несчастные, огонь проклятия!!! Вы будете поражены с Неба градом смертельным!!!
В груди рудокопа одно за другим возникло несколько отверстий, он начал заваливаться на землю.
Рука Жреца в этот момент указала на другого цветного…

…-- Мистер Смит, целеуказатель направлен на второго цветного.
-- Отлично, дайте очередь с отсечкой по три.
Жующий жвачку оператор, сидевший перед монитором, немного поправил джойстик, чтобы датчик оказался точно в луче целеуказателя, а сетка наведения оказалась на груди цветного, потом нажал кнопку на рукоятке…

…Второй цветной упал на землю.
Жрец поднял руки над головой.
-- А дома их будут разрушены Небесным огнем…

…-- Оператор, быстро, где на схеме дома этих двух чудиков?
Оператор высветил на карте две точки.
-- Их координаты в систему навигации, ракеты с объемной боевой частью. Живее ребята, живее…

Словно бы из ниоткуда в небе появились два огненно-дымчатых следа, послышался жуткий рев, две хижины охватило огнем, горящие куски дерева полетели во все стороны.
Люди в толпе, шокированные виденным, замерли, как восковые фигуры, ни один из них не подумал, что горящие обломки могут поджечь другие хижины.
-- Ты, Староста, ответь, сколько в этом сундуке зеленых камней?
Староста как-то нервно дернулся, заулыбался.
-- Здесь вся подать, которую мы должны вам в дар.
-- Отвечай, Староста!!!
Староста весь сжался, дергался, глазки бегали из стороны в сторону.
-- Тогда я скажу за тебя, ибо Небесным людям известно все!!! – Голос Жреца раздавался над всей деревней, перекрывая треск горящих хижин. – Ты должен был собрать на подать три гроша зеленых камней, а жителям деревни сказал, что они должны сдать четыре гроша. Один грош зеленых камней ты решил оставить себе, прикрываясь Кодексом и желанием Небесных людей. Ты, вот ты, -- палец Жреца указал на оставшегося в живых еретика, -- Принеси из дома Старосты мешочек. Он спрятан у него на верхней полке, за корзинами с зерном. Бегом!!!
Уцелевший бунтовщик буквально на крыльях слетал к дому Старосты, вернулся с небольшим мешочком, положил его на крышку сундука.
-- Староста виновен в грехе жадности и стяжательства. За это он будет проклят и наказан.
Жрец навел на Старосту руку с перстнем. Меньше чем через минуту тело Старосты валялось рядом с телами двух еретиков.
-- Теперь Старостой деревни будешь ты, -- палец Жреца вновь указал на выжившего мятежника. – Ты должен будешь управлять этой деревней, вести справедливый суд, наказывать за нарушения Кодекса. Ты меня понял?
Бывший мятежник, а теперь деревенский староста ползал на коленях перед двумя пришельцами.
-- Запомни, если ты попытаешься обмануть Небесных людей, то будешь наказан. Слушайте меня, жители деревни! За то, что трое ваших жителей попытались бунтовать против воли Небес, вы будете наказаны, но, учитывая, что в первую очередь была виновна жадность вашего бывшего старосты, ваше наказание будет смягчено. Староста, отмерь из этого мешка полгроша зеленых камней, прикажи сделать из них порошок и раздавать детям. Когда мы придем через год, ты должен будешь собрать три гроша камней, как подать для Небес!..

Мистер Смит посмотрел на часы, прошло два часа после того, как мятеж в деревушке был подавлен. Устало потягиваясь, мистер Смит пробурчал:
-- Так, остается дежурная смена, и оператор погрузчика, остальные могут быть свободны, до своих регулярных вахт.

Profile

prostak_1982: (Default)
prostak_1982

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12 131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios