prostak_1982: (Default)
      Граф Толстой когда-то сказал, что все счастливые семьи счастливы одинаково. То же самое можно сказать и о межурочном времени в любом общеобразовательном учебном заведении. Перемены во всех школах, лицеях, гимназиях проходят примерно одинаково. Большая часть учащихся выплескивает свою кипучую подростковую энергию в беготне, криках, молниеносных драках. Меньшая – пытается подготовиться к следующему занятию.
      Ничем не отличалась от остальных и перемена в московском коммерческом училище во имя священномученика отца Владимира (Ульянова), иерея Спасо-Преображенской Богородицкой церкви. Будущие коммерсанты бегали, прыгали, мутузили друг друга, кричали и «ходили на головах», жевали домашние бутерброды и буфетные булочки, повторяли уроки. Не меньше других шумел и пятый класс.
      Учащийся Смирнов, прозванный «Лопухом», взгромоздился на закорки учащегося Айрапетова – «Нос», с тем, чтобы прокатиться на нем вокруг лекторской трибуны. «Нос» проиграл «Лопуху» в орлянку четыре круга.
      Молчун Джалиль сидел и повторял по разваливающемуся учебнику, шмыгая насморочным носом.
      Карпов, Пивоваров и Эпштейн втихомолку разглядывали контрабандный журнал, каковым негоже владеть в столь юном возрасте, но очень хочется…
      Звонок уже известил о начале занятия. Но учитель еще в халдейской – можно отдыхать.
      Внезапно, ученическая вольница прерывается криком влетающего в кабинет учащегося Чумака:
 - Ша! Дядя Сэм тащится!
      Подростки на мгновение замирают кто где стоит, потом начинается суета сокрытия улик и беспорядка.
      Вошедший устало оглядел класс. Было заметно, что он плохо спал этой, а возможно, и предыдущими ночами. Сине-черные круги под глазами видны даже за стеклами пенсне. Белки глаз покраснели. И без того морщинистое лицо как-то особенно обрюзгло и выглядело помято.
      Учитель сел за свою трибуну. Провести опрос, а потом читать новую тему?.. Насиловать свой мозг бесконечным беканьем-меканьем этих вахлаков? Суббота, последнее занятие. Прошедшая неделя отняла много нервов и сил… А, может… отчитать лекцию, речью разгоняя сон, а потом отпустить этих оболтусов на волю, чтобы самому быстрее вернуться домой, проглотить одинокий ужин вдовца и завалиться спать?..
      Учитель вздохнул:
 - Достаньте тетради для лекций, запишите сегодняшнюю дату – двадцатое ноября одна тысяча девятьсот сорок восьмого года. Тема лекции: «О роли Российской республики в разрешении Судетского кризиса тридцать восьмого года»…
      Класс с облегчением выдохнул. Опасность опроса миновала. Если вести себя достаточно тихо, то дядя Сэм отчитается и отпустит их пораньше. Только бы не задремать…
 - На прошлом занятии мы изучали причины прихода к власти в Германии Национал-социалистической партии Гитлера…
      Головы на первых рядах склонились над тетрадями, чтобы побольше записать в конспект. Когда дядя Сэм входил в раж, то мог рассказать много интересного, чего не встретишь в учебниках. Ходили слухи, что он сам, в давние времена участвовал в каких-то мероприятиях. Потом попал в тюрьму, оттуда вышел успокоившимся и притихшим.
      Задние ряды занялись своими делишками, при этом стараясь особо не шуметь. Если дядю Сэма разозлить, он мог сорваться, отвесить, на удивление для его возраста, тяжелый подзатыльник – искры минут пять из глаз летали. И плевать ему на скандалы родителей. Он был выше этого.
 - … В ответ на совместное сообщение английского и французского правительств от одиннадцатого сентября, двенадцатого сентября премьер-министр Российской республики – Иосиф Джугашвили, заявил, что Российская республика и ее правительство стремится к мирному и компромиссному урегулированию любых территориальных или национальных разногласий между странами… …Свою поддержку позиции России и готовность оказать материальную или военную поддержку Чехословакии высказал также Туркестанский сердар Константин Осипов…
 - … Четырнадцатого сентября из Москвы в Прагу вылетела экстренная делегация военных советников в составе заместителя начальника Генерального штаба генерал-полковника Алексея Брусилова, начальника дипломатического департамента министерства обороны генерал-лейтенанта Михаила Фрунзе, начальника департамента специальных операций генерал-лейтенанта Григория Котовского и офицеров Генерального штаба. Во время промежуточной посадки в Варшаве к ним присоединились начальник Генерального штаба Войска польского генерал-майор Вацлав Стахевич и начальник Второго отдела Генерального штаба Войска польского Феликс Дзержинский. В Праге они провели ряд встреч с начальником Генерального штаба армии Чехословакии генералом Гайдой и начальником Второго отдела полковником Моравецем. По результатам переговоров был принят совместный план действий армий Чехословакии, Польши и России в случае агрессивных акций Вермахта…
      Сонная одурь на некоторое время отпустила, разогнанная необходимостью прочесть школярам очередную лекцию.
      Впрочем, это ненадолго. С тех пор, как у него умерла жена, для Лейбы Давидовича Бронштейна сны и реальный мир словно поменялись местами. Сны были яркими, цветными, насыщенными и интересными. А реальная жизнь – серой, унылой и бесперспективной…
      Пожалуй, Лейба Давидович каждый день жил тем моментом, когда снова сможет лечь спать. Обычно не снилось ничего. Бывали ночи, когда ему снилось, что он участвует в каком-то митинге.
      В своих сновидениях господин Бронштейн замечательный оратор, толпа, из которой частоколом торчат штыки винтовок, внимательно слушает его, стараясь не пропустить ни одного слова. Он чувствует, как внимание и настроение толпы вдохновляет его, огромное количество людей подчиняется его воле, готово выполнить любой его приказ, любое требование. И это ощущение почти что божественного могущества пьянит и придает сил.
      В других снах рядом с ним какая-то черноволосая женщина. Ее сложно назвать красавицей, но в ней есть какая-то мощная притягательная сила.
      А иногда Лейбе Бронштейну снится странное и тяжелое. Он сидит за столом, что-то пишет. Тут он ощущает, что за его спиной стоит некая темная и мрачная фигура. Лейба Давидович пытается обернуться, но у него не получается. Потом сильное и болезненное ощущение удара внутри головы и тьма, засасывающая его на самое дно. После таких снов Бронштейн чувствует себя разбитым и больным. Утром он особенно зол и язвителен к коллегам по училищу и ученикам. И с величайшим удовольствием ставит «неуды» в журнал, сопровождая их ядовитыми комментариями в дневниках.
prostak_1982: (Default)
В контексте событий, произошедших вчера, кто-нибудь уже вспомнил фильмы "Мачете" с Дени Трехо?
prostak_1982: (Default)
Вообще-то я стараюсь не выкладывать чужие тексты. Но то, что происходит сейчас, лучше всего описать словами классика.

Айзек Азимов.
Выборы.

Очень много букв. )
prostak_1982: (Default)
Вот подумалось.
В человеческой техносфере есть один объект, который не то, чтобы обойден, но очень редко используется авторами и сценаристами пост-ап'а. (Вообще-то я не припомню ни одного случая, и пишу, что редко используется, чтобы потом мне не представили список таких книг и фильмов.) Этот объект выглядит очень атмосферно, зрелищно, на его основе можно создать достаточно динамичный сюжет. При этом все будет очень правдоподобно.
Этот объект - карьерный экскваватор.
Маленький:Read more... )
prostak_1982: (Default)
Рылся сегодня в ящике, откопал старую змейку Рубика, которую давным-давно подарили на День Рождения.
Пока собирал несколько фигур, пришла в голову идея, что с современными светодиодами, химическими элементами тока, типа "таблетка" и современным аналогом герконов, можно изготовить неплохую сувенирную лампу.

Решил провериться, не сделал ли уже кто-нибудь такую лампу. Оказывается, сделали ( http://domutom.ru/publ/ehlektrika/kak_vybrat_bytovuju_tekhniku/svetodiodnaja_lampa_zmejka_rubik_preobrazovyvaetsja_chtoby_bolshe_osvetit_komnatu/12-1-0-9 ). Но как!!! Всю идею опошлили.

Обидно, теперь с умным видом не предложишь: "А что если сделать светодиодную змейку Рубика?!" Обвинят в плагиате.
prostak_1982: (Default)
Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который,
Странствуя долго со дня, как святой Илион им разрушен,
Многих людей города посетил и обычаи видел.
Гомер, "Одиссея", пер. Жуковского

 -- … Ответствуй же, сын моего побратима, сколько у стен Илиона вы простояли, прежде чем сокрушили их в прах? – глас громовой старика оторвал Одиссея от горестных дум. – Десять лет, говоришь? Ха-ха-ха! У Алкида, на это ушло лишь месяца два, да еще половина! Ведь сын Зевеса был славный воин и великий хитрец! Вы же топтались столько на месте!Read more... )
      Сам Одиссей встал у руля, он был доволен добычей, что получил столь легко и доступно. Царь итакийский плыл в доброе море, дабы достичь берегов своей Родины милой…
prostak_1982: (Default)
Читаю я свою ленту ЖЖ и вижу, как граждане России регулярно жалуются на систему образования, ЕГЭ и прочие мелочи, связанные с образовательным процессом их детей. Смею их успокоить, они в этих сетованиях не одиноки:

Давным-давно, в старые, добрые времена... )
prostak_1982: (Default)
Качество камер, которые используют смартфоны становится все лучше и лучше. Дошло до того, что некоторые компании подумывают поставить вторую заднюю камеру для улучшения фотографий.
Достаточно сделать один маленький шаг в сторону и возникает следующая идейка: Вторую основную камеру ставим не рядом с первой, а разносим подальше. В идеале одна сверху, а вторая снизу, чтобы при альбомной ориентации смартфона камеры находились на одной горизонтальной линии.
Что это дает?
1. Можно поиграться со стереофотографиями. Одна за другой появляются экраны, вроде как поддерживающие 3Д-изображения, а теперь можно будет делать и собственные снимки в таком формате.
2. Карманный 3Д-сканер. Да, да. Вокруг каждой из камер устанавливаем систему из светодиодов и делаем собственные 3Д-модельки.
prostak_1982: (Default)
Первые мысли о необходимости дистанционного доступа к имевшейся у него картотеке возникли у Иванова в 1938-м году, в Мюнхене, когда ему пришлось искать выходы на членов делегаций Четырех стран.

По возвращении в Базель Иванов изложил свою идею своему наставнику - капитану в отставке Смирнову. Тщательно взвесив все за и против, Петр Николаевич согласился, что удобства от использования подобной конструкции могут превзойти вложенные финансовые средства.

Денег, полученных за выполнение нескольких последующих заказов должно было хватить на выполнение работ. Поэтому Иванов решил заказать проект и сборку автоматической картотеки своему знакомому, русскому немцу, Семену Айнфальтшписелю.

Инженер Айнфальтшписель изучил имевшуюся информацию о табуляторах фирмы IBM, работах Конрада Цузе и других исследованиях, и пришел к выводу, что основой комплекса должна быть кассета с перфолентой, на которой хранится необходимая информация. В качестве основы для перфоленты была выбрана 28-мм нецеллулоидная кинопленка из серийных патескопов.

К середине 1939-го года сборочные работы были завершены и начато набивание перфолент.
Read more... )
prostak_1982: (Default)

ВСТРЕЧА ПЕРВАЯ

     В кабинете стоял стол. Стол был такой величины, что на его доске спокойно можно было бы играть в американский футбол двойным составом. Но сейчас за этим столом сидело только десять человек. Выражение лиц всех сидящих было серьезным и торжественным, правда, глядя со стороны, можно было бы подумать, что сидящие за столом набычились друг на друга и дали зарок не разговаривать.
      Человек, игравший простака-фермера, изображающего макиавеллевскую хитрость, покрутил между пальцами монетку:
 -- Вы твердо уверены, что Первый в опасности? Откуда идет информация? – после этого он слегка повернулся к своему адъютанту, похожему на него, как собака на хозяина, и проследил, чтобы тот дословно застенографировал сказанное.

     Человек с патриархальным лицом католического священника, бывший хозяином кабинета, почесал правое ухо левой рукой:
 -- Информация к нам поступила из агентства, -- кивок в сторону человека с лицом «ботаника»-неудачника. Одновременный кивок в ответ от «Ботаника» и его адъютанта, с внешностью фрика.
 -- Согласно прошлогодней директиве мы проводим двухнедельный карантин всех мест, которые посещает Первый, до и после визита. Для отслеживания сборщиков косвенной информации. Взгляните на эти снимки с камер наблюдения, -- на большом экране, за спиной хозяина кабинета, появилось несколько фотографий, под каждой высветилась дата и место. На всех фотографиях был одна и та же молодая женщина, только в разной одежде. Ее отличали головные платки или шляпы, сильно прикрывающие лицо. – Как видите, она появлялась во всех местах, где проходили публичные встречи Первого, ровно за неделю до его визита. Записи показывают, что она проводила разведку местности на предмет путей отхода и маршрута Первого.
 -- Но ведь не могут же они действовать так нагло? – пробурчал человек с гуверовской внешностью, которая отличала всех людей, занимавших его должность ранее. Возникло ощущение, что его адъютант, сейчас зарычит по-бульдожьи. – Вы ведь понимаете, что столь сложные приготовления не прошли бы мимо нашей агентуры.
 -- Оказывается можно подготовиться так, что мы этого не заметим. – Ответил хозяин кабинета. – Позавчера эта женщина прогуливалась вокруг Белого дома. Агент Смит попытался попросить у нее документы…
      По левую руку от хозяина кабинета сидело трое. Двое были молоды, лет тридцати. Хотя один из них был белым, а другой черным, было в их внешности что-то общее, национально-лошадиное. Третьим был мужчина в возрасте, судя по внешности ему уже было далеко за шестьдесят, хотя свидетельство о рождении его родители получили только пятьдесят один год назад.
      При словах хозяина кабинета о проверке документов один из молодых агентов инстинктивно прикоснулся к здоровенному синяку, украшавшему его правую скулу, и подумал: «Черт, кто бы мог подумать, что женщина может так стукнуть левой рукой?! Да и правой тоже!»
 -- … Результат этой проверки вы можете видеть на лице агента Смита, -- хозяин кабинета не упустил возможности поддеть своего работника, провалившего, казалось бы простое задание. – Женщина оглушила его ударом в челюсть и скрылась на машине, ожидавшей ее у дороги. Попытка следовать за ее машиной не дала результатов. Они смогли скрыться.
 -- Данные факты указывают на очень высокий уровень подготовки. Тогда непонятна абсолютная топорность разведывательных мероприятий, которые осуществляет эта группа, -- позанудствовал человек с лицом фермера.
 -- Именно по этой причине мы и пригласили одного из ветеранов нашей службы, бывшего агента Джонсона.
 -- И оторвали меня от приготовления отличнейшего кукурузного самогона.
      При этих словах второй молодой агент прикоснулся к своему левому уху, расцвеченному всеми цветами радуги, и тяжело вздохнул: «Кто бы мог подумать, что можно так ловко управляться поленом?! Сосновым поленом! А ведь я всего-то хотел пошутить».
      …Агент Смит оставил свою машину возле дома Джонсона, пересек лужайку и толкнул калитку. Первое, что он увидел, был самогонный аппарат, установленный в центре внутреннего дворика. Оглядывая аппарат, Смит заметил, что тот собран с любовью и тщательностью, свойственной всему, что делал в своей жизни бывший агент Джонсон. Котел был сварен из медных листов, кожух змеевика питался проточной водой, в очаге под котлом горели сосновые поленья. Прозрачная жидкость стекала в здоровенную стеклянную бутыль, помещенную в корыто с ледяной водой. Перед котлом, спиной к калитке, по-турецки поджав ноги, сидел Джонсон.
      Закрывая дверь, Смит специально громко стукнул ею и гаркнул во всю глотку:
 -- Это управление по контролю за пищевыми продуктами и алкоголем, руки за голову!...
      Он не успел договорить, в чем обвиняется задержанный, когда в голове взорвалась динамитная шашка, а перед глазами появились звезды. Когда взрыв сверхновой начал опадать, агент Смит увидел, что Джонсон стоит перед ним, держа в руках сосновое полено…
      Глаза всех присутствующих обратились к этому самому бывшему агенту Джонсону. Немало не смутившись, он достал здоровенную флягу, сделал смачный глоток, грамм так на сто пятьдесят, а то и все двести, и с чистой совестью убрал флягу в безразмерный карман своей «ковбойской» куртки.
 -- Кх-х-х-хм, -- прочистивши горло от сивушных масел, начал Джонсон, -- Еще двадцать лет назад я разработал план идеального покушения на любую политически значимую фигуру. Когда я представил этот план тогдашнему предшественнику того козла, который сейчас занимает этот кабинет, меня сочли сумасшедшим алкоголиком и выгнали с позором в отставку…
      Хозяин кабинета помрачнел, услышав такую характеристику своей персоны, и насупился. Ему захотелось достать досье этого старого пьяницы и доказать, что в тот момент он работал простым полевым агентом в славном штате Техас, и не имел никакого отношениям к высшим интригам.
 -- …Так вот, я считаю, что подготовкой этого покушения занимается неформальная сетевая организация, общающаяся с помощью интернет-каналов. В то время как раз, появились первые трансконтинентальные сети. Их целью является проведение покушения как такового, без всяких политических или экономических идей. Они используют методы криптографирования, стеганографии и семантической подмены смыслов. Необходимо поставить под контроль всю электронную переписку на территории страны.
      Измышлизмы Джонсона перебил человек с внешностью «ботаника»:
 -- Вы представляете себе, какой объем переписки нам придется проверять? Благодаря Управлению мы остались без новейшего сервера дешифровки!
 -- Да?! – взвился фермер, -- А кто переманил лучшую группу диверсантов?! Зачем они вам кабинетным крысам вообще нужны?! Я лично видел, как они теперь таскают чемоданы с вашим электронным барахлом!
 -- А зачем вам этот сервер?! Пасьянсы раскладывать? Или порнопокер играть?! А, а…
      Дискуссия двух профессионалов принимала самый оживленный характер. Человек с гуверовской внешностью поморщился и подумал, что от этих идиотов ничего путного не добьешься. Почему бы просто не взять список ближайших посещений Первого и не начать планомерную проверку всего и вся, связанного с этим списком, может быть засады выставить. Впрочем, пусть они возятся. Если ситуация примет серьезный оборот, то он вывернется. С Кеннеди у Гувера обошлось без особых проблем…

ВСТРЕЧА ВТОРАЯ

     Огромная комната была обставлена пантоновской мебелью. Мужчина, облаченный в гладкое цирковое трико телесного цвета, удобно устроился в нижней части Жилой башни. Он жевал яблоко, внимательно разглядывая его перед каждым укусом. Когда у него в руках остался огрызок, он поизучал его минуты три, потом вздохнул и съел и его, вместе с косточками и черенком. Вытер руку, в которой держал яблоко, о ногу, закинул обе руки за голову. Полежав так несколько секунд, он свесил одну ногу вниз и начал выстукивать ею какой-то ритм об пол.
      В то же самое время, в релаксере развалилась молодая женщина, позаимствовавшая свой костюм у компьютерной Лары Крофт. Ей было очень скучно, а последний номер Вога только усиливал скуку, потому что, как всегда, ничего действительно интересного не было.
      Зато двое других мужчин явно получали от жизни все удовольствия. Их гавайские рубашки были расстегнуты и распахнуты, сами они удобно устроились на хитровыгнутых пластиковых стульях возле барной стойки, потягивали какую-то «бодрящую» жидкость из затейливо выдутых бокалов, прикладываясь к чашечке с орешками, и смотрели на здоровенном экране баскетбол, болея бурно, но, стараясь не шуметь.
      В комнате царила оживленная скука.
      Дверь в комнату бесшумно открылась, и в комнату вошел человек, дверь с легким хлопком закрылась.
 -- Опаздываете, в который раз опаздываете, дорогой господин Чанг, -- с нескрываемой иронией протянул мужчина в трико.
 -- Извините, -- слегка поклонился господин Чанг, кривовато улыбаясь. – Проклятые пробки. Я добирался три часа.
 -- Надеюсь, никто из нас не опоздает, во время операции. Ну что же, давайте поговорим.
      Люди, потягиваясь, встали со своих мест и прошли в угол, заставленный килловской модульной системой. Трое мужчин и женщина снова развалились в креслах, а товарищ в трико уселся на спинку стоявшего в центре, чтобы возвышаться над остальными.
 -- Господа, -- начал мужчина в трико, целенаправленно пародирую официозный стиль совещаний, -- это наша последняя встреча перед операцией. Мне известно, что вы имеете большой опыт в проведении подобных мероприятий, поэтому я полностью положился на ваши знания и навыки, когда потребовалось собрать и обработать необходимую информацию. Фактически от меня требовалось только одно, сообщить вам о времени и месте проведения акции. Так вот, операция состоится во время следующего выступления президента на лужайке перед Белым домом. Это значит через три дня.
 -- Мне это не нравится, -- пробурчал Чанг, -- Таня уже сообщила, что у нее пытались проверить документы, когда она осматривала подходы.
 -- Да, я еле ушла от преследования.
 -- Вот именно, господа, вот именно. Не забывайте, что следующее выступление последнее перед выборами. Президент идет на второй срок, он делает большие ставки на это выступление. В связи с тем, что у Тани специально проверяли документы, они нас заметили. Активность охраны будет усилена. Это не смогут не заметить журналисты, к тому же, мы им поможем узнать о нашей операции. А значит, на этом выступлении их будет намного больше. Это же просто прекрасно для нашей операции. Как можно больше людей должны увидеть нас в действии. Это будет наша самая громкая акция.
 -- Ну да, может быть, хотя риск сильно возрастает, -- неохотно согласился Чанг.
 -- А вот поэтому я и пригласил вас всех, поэтому мы так долго отрабатывали наши совместные действия, тренировались. Хорошо, давайте пробежимся по всем пунктам в последний раз. Силовое прикрытие?
      Господин Чанг слегка наклонил голову, вздохнул:
 -- Нам удалось достать аутентичные жетоны Секретной службы. Операцию будет прикрывать шесть человек.
 -- Они знакомы с кем-либо из нас?
 -- Нет, я связывался с ними через Сеть. У всех есть опыт участия в локальных конфликтах. После того, как связался с ними, по своим каналам проверил их еще раз. Люди надежные. Чтобы обезопаситься, они уже полтора месяца работают по плану «Мираж». В случайные дни я их отправляю в разные точки страны, чтобы они прикрывали фантома. Заодно отвлекаем внимание полиции и ФБР. За пять часов до операции я сообщу им, где они смогут взять жетоны и снаряжение.
 -- Отлично. Они должны будут раствориться в толпе, но в основном стоять вот с этой стороны, -- не поворачиваясь человек в трико щелкнул небольшим пультом в руке, за его спиной загорелся большой телеэкран, и появилась трехмерная модель лужайки перед Белым домом. Застывшие призрачные тени изображали толпу слушателей, в которой высветилось несколько мест возле центральных ворот. – Еще раз проинструктируйте их, что мы не хотим жертв. Дальше, снаряжение. Господин Тьерри?
      Полноватый человек в гавайской рубашке довольно улыбнулся:
 -- Мне удалось усовершенствовать снаряжение так, что оно срабатывает на три десятых секунды быстрее, чем со времени последней операции. Это дает нам общую экономию в две секунды.
 -- А оно достаточно надежное? Не сработает досрочно?
 -- Нет, это специальная конструкция. Надежная, быстрая и удобная.
 -- Хорошо. Ну, у мистера Шварца, как всегда, все в порядке, -- фраза сопровождалась небольшой улыбочкой худощавого человека в гавайке. – Его автомобили просто чудо, за что я ему очень благодарен. Вы должны будете поставить свой транспорт вот здесь, -- на модели Белого дома появились контуры трех автомобилей, -- Чтобы мы смогли мгновенно испариться. Так, теперь агент Таня. Мы  с вами обсуждали возможность музыкального сопровождения нашей акции.
 -- Мне удалось выйти на одного человека, который работает в технической службе Белого дома. Он гарантировал свободный доступ в аппаратную в любой момент.
 -- А чем вы его взяли?
 -- Он безумно любит хороший Бенедиктин.
 -- Хороший вкус. Ну что же, вроде бы все. Отдельные моменты я обговорю с вами персонально. Доброй ночи…

АГЕНТ ДЖОНСОН

     Агента Джонсона мучила жажда. Нет, не та жажда, которая возникает в жаркий день на солнцепеке, а совсем другая, намного более сильная.
      Он вздохнул и оглянулся на обоих Смитов, стоявших не далеко от него. Сейчас бы сто пятьдесят холодненьких с кусочком лимона, а потом на боковую, чтобы унять головную боль и расслабиться.
      Из-за этих клятых выборов они толком не спали уже шестой день. Первый метался по всей стране, пытаясь заработать парочку лишних голосов.
      Директор решил, что Джонсон должен входить в непосредственную охрану Первого, мол он сможет заметить что-то подозрительное, человек-то с опытом. Одновременно, он приказал Смитам следить чтобы Джонсон не напился. Остолопы выполняли этот приказ с таким рвением, что было не понятно, они охраняют Первого, или же стерегут Джонсона.
      Впрочем, сегодня можно было расслабиться. Первый проводил выступление на лужайке перед Белым домом, сюда вряд ли кто сунется. Даже бомбист-самоубийца. Такие же мысли возникали у каждого, кто работал в этой смене. Было заметно, как понемногу расслабляются лица секретных агентов, как спадает подтянутость сжатой пружины внутри.
      Если повезет, то сегодня удастся немножечко отдохнуть, подумал Джонсон. Он смог утянуть бутылочку Шивеса из личного бара Первого. Нынешний Первый отличался неплохим вкусом к алкоголю. Как говорил его знакомый русский: «Razgoveyemsya!» При этом у него было такое выражение лица, как будто он стоял перед алтарем в церкви.

МУЖЧИНА В ТРИКО

     Будильник, как всегда, начал теленькать в половину пятого. Мозг еще находился в оцепенелом состоянии, а тело уже начало двигаться. Встать с кровати, быстренько ополоснуть лицо прохладной водой, от этого прийти немного в себя, но не до конца. Руки-ноги сами собой начинают делать маховые движения. Климат система, сделанная на заказ, потихоньку увеличивает процент кислорода в воздухе, одновременно подбавляя слабенького озона. Кровь, обогащенная кислородом, все быстрее двигается по сосудам, пробуждая мозг.
      Маховые движения становятся все быстрее и резче, по мере прогревания мышц и растягивания связок. Быстрее, быстрее и вот уже вместо маховых движений человек боксирует с собственной тенью, нанося удары, уклоняясь от ответных, с маха пробивая левой или правой ногой по своему виртуальному противнику.
      Музыка, игравшая все время от момента пробуждения, становится все жестче и резче. Это уже тяжелый рок в немецком стиле.
      Десять минут бешеного боя, пару минут, чтобы слегка расслабить мышцы, теперь несколько кругов в бассейне, а потом полежать минутки три-четыре, чтобы окончательно прийти в себя.
      Легкий завтрак. Проверка снаряжения и амуниции, с одновременным облачением.
      Все это было выполнено на максимальной скорости, чтобы организм все время двигался в темпе, не возникало никаких колебаний. Теперь предстояло обратное, нужно было утишить мозг и сознание, выровнять мысль, сделать ее плавно и спокойной, красиво обходящей любые препятствия, способной в самые критические моменты находить красивые и правильные решения.
      Мужчина присел на пробковый мат, постарался расслабить все известные и ощущаемые мышцы. Необходимо следить за дыханием. Вдох-выдох, вдох-выдох. Все медленнее и глубже, голова становится кристально чистой и ясной, все мысли сосредотачиваются только на вдохах и выдохах.
      Прошло несколько минут, человек поднялся, плавно двигаясь, стряхнул оцепенение с мышц.
      Ну, что же пора идти, сегодня великий день…

ПЕРВЫЙ

     Сегодня господин Президент проснулся рано и в плохом расположении духа. Предвыборная кампания проходила не очень удачно. Экономика в очередной раз разваливалась, внешняя политика отзывалась головной болью в левом виске. Тут еще непонятная суета Секретной службы, небось, опять раскроют какой-нибудь фиктивный заговор. Только это вряд ли украсит его лозунги, слишком многие с сочувствием относятся ко всяким террористам.
      Уже в пять утра он просмотрел свежие новостные записи и не нашел ничего утешительного. Очередная военная операция полностью утопит его карьеру. Он вздохнул и по неизжитой привычке почесал свою курчавую голову, как же ему не хватало бабушки.
      В дверь постучали, вошел пресс-секретарь, принес последний вариант сегодняшней речи. Президент вздохнул и углубился в чтение, регулярно прикладываясь к сигарете…

АГЕНТ ДЖОНСОН

     Джонсон опытным взглядом окинул стоявшую на лужайке публику. Почему-то сегодня в толпе было особенно много журналистов. Неужели они пронюхали про возможность покушения? И теперь, как шакалье собрались на запах возможной падали.
      Впрочем, выступление, вроде бы, проходило нормально. Первый вещал со своей трибуны, сообщая об очередном важном, можно сказать судьбоносном, решении администрации Белого дома. Бедняге приходилось принимать важные позы, чтобы привлечь внимание собравшихся, все-таки выборы на носу.
      В этот момент Джонсон обратил внимание на какую-то толкотню возле ворот. Словно бы кто-то пытался пройти на лужайку. Краем глаза Джонсон заметил, как напряглись секретные агенты, окружавшие Первого, предостерегаясь необходимости быстро увести охраняемое тело. Только вот суета там была какая-то невнятная, было неясно, пора или нет эвакуироваться. Уведут Первого слишком рано, или без повода – он будет выглядеть нелепо перед избирателями. А слишком поздно – придется не уводить, а уносить… тело… коронерам. Секретные агенты в нерешительности переминались.
      Джонсону показалось, что он заметил странное движение в его секторе толпы. Он попытался вызвать центральную, чтобы два агента в штатском проверили. Но, в ответ на его запрос, наушник молчал. Оглянувшись, он заметил, что остальные агенты тоже пытаются вызвать центральную, а в ответ получают тишину. Но ведь еще тридцать секунд назад центральная нормально координировала ситуацию. Обдумав сложившуюся ситуацию, Джонсон вышел из строя и, расталкивая окружающих, пошел к подозрительному месту…

МУЖЧИНА В ТРИКО

     Так, двадцать секунд назад его человек отключил центральную от связи. На это прореагировал один из секретных агентов, похожий своей алкоголизированностью на Клинта Иствуда, а своей манерностью на Кевина Костнера, и начал проталкиваться к тому месту, где люди из массовки устроили небольшую толкучку. Следующий секретный агент не успел занять место ушедшего. Это давало те самые пятьдесят восемь секунд, которые ему были нужны для проведения операции. Другая часть массовки медленно и малозаметно расступилась, создавая для него коридор. В наушниках зазвучала музыка. Пора!
      Мужчина побежал по живому коридору. На ходу он начал расстегивать куртку.
      Но тут случилось ужасное, молнию, новую специальную молнию, установленную господином Тьерри, заело. Мужчина бежал по проходу, на ходу со всей силой дергая заевший бегунок. Еще один рывок, неимоверное усилие рук, на землю сыпятся с корнем выдираемые зубцы молнии, и вот он уже освободился от куртки! Дурацкий кусок ткани, развеваясь на ветру, летит в воздух.
      Ошарашенные, растерявшиеся секретные агенты не успели ничего сделать, как он уже вскочил на помост рядом с трибуной, а потом вспрыгнул на саму трибуну. Прочная конструкция, сделанная с использованием пуленепробиваемых элементов, легко выдержала его вес, даже не пошевелившись. Внезапно над всей лужайкой разнеслась громкая ритмичная музыка…

ПЕРВЫЙ

     Выступление проходило более-менее нормально. Он уже подходил к кульминационному моменту своей речи. Тут он краем глаза отметил какую-то странность. Один из секретных агентов ближнего окружения вышел из цепи и пошел куда-то в толпу. С другой стороны в его направлении бежит какой-то человек, сдергивая на ходу куртку.
      Нужно было продолжать свое выступление, несмотря ни на что. Он не должен был потерять лица.
      Бежавший человек, казавшийся сумасшедшим, буквально пролетел мимо секретных агентов и вскочил на помост, а через мгновение оказался на самой трибуне, закрывая от Президента окружающую публику.
      Президент немного растерялся, сбился с ритма речи. Тут до его ушей донесся странный треск, и перед его глазами возникли худые икры мужских ног, покрытые редкими седеющими волосками.

МУЖЧИНА В ТРИКО

     …Музыка подхватывала и несла его сознание, все его тело. Музыка обволакивала и заставляла двигаться все быстрее и быстрее. Он уже избавился от брюк и теперь, мерно двигаясь под ритм, скидывал с себя рубашку.
      Музыка уносила его все дальше и дальше. Он знал, что у него есть еще двадцать пять секунд, чтобы стать самым счастливым человеком в мире! У него есть двадцать пять секунд, чтобы раздеться полностью!!!...

prostak_1982: (Default)
Километрах в двадцати от древнего города, который называют «Матерью городов русских», при том, что у самого города мужское имя, находился пустырь, который местные жители называли «лисе коліно». Пустырь этот был словно бы заговоренным – на нем ничто не хотело расти.
С давних времен находилась горячая голова, которая пыталась распахать и засеять этот кусок земли, любые попытки заканчивались ничем.
Шло время, сменялись поколения, но пустырь так и оставался голым и безжизненным. Старики, жившие до «исторического материализма», утверждали, что в древние времена на «лисому коліні» казнили бунтарей и смутьянов.
После революции и гражданской войны председатель новообразованного колхоза приехал на Фордзоне, утверждая, что новая власть сможет использовать те ресурсы, которые пропадали при клятом царизме. Пустырь был перепахан, засеян самым лучшим отборным зерном, которое просто-напросто не взошло.
Во время большой войны на пустыре было взлетное поле, располагались самолеты, которые срывались со своих мест и уходили в голубую высь киевского неба, вокруг них бегали люди в серенькой форме. Однажды на поле начали рваться бомбы, да так удачно, что от самолетов ничего не осталось. Взрывы полностью перепахали поле, и оно стало совершенно непригодным для использования. Пустырь снова был заброшен. Глубокие раны и шрамы от воронок на удивление быстро затягивались, возвращая пустырю первозданный вид.
После войны прошло пару лет и на «лисому коліні» снова появились люди, эти были одеты в зеленую форму, они строили огромные ангары, в которых стояли ИСы. Склады относились к одной из танковых частей. Председатель ближайшего колхоза, был счастлив, когда этот мертвый кусок земли перешел на баланс военных.
Шли годы, сменялись люди, обслуживавшие технику, сменялась сама техника. Военные были довольны, что на «лисому коліні» ничего не растет, это облегчало утомительную обязанность по уходу за территорией.
Город рос, постепенно приближаясь к пустырю. Вот уже и нет колхоза с банальным названием «Червона зоря», но сил, чтобы отобрать и застроить пустырь у городской администрации не хватало.
После развала воинская часть была расформирована, большая часть техники втихую была вывезена в неизвестном направлении. Местные жители потихоньку растаскивали из ангаров все, что могли найти, словно бы помогая пустырю вернуться к своей первозданной безжизненности и обнаженности.
В конце концов, остался только пустырь и гулкие серые ангары, подчеркивавшие безжизненность местности.

Как-то раз к ангарам подъехал дорогой большой внедорожник. Из него вышло трое, одетых в хорошие, дорогие костюмы. Люди начали осматривать ангары, гулко ступая под высокими и широкими сводами.
-- Вы поглядите, какие полы! Ни одной трещины!
-- Да, а ведь сюда загоняли тяжелые танки. Вот что значит, сталинское качество, старики рассказывали, что тут какой-то секретный бетон использовался.
Только вот, старики не рассказывали, что самым главным секретом, были те четыре года, когда они были вынуждены разрушать все и вся вокруг себя, а мечтали создавать что-то новое…
-- …Значит так, ангары нам подходят. Полугода хватит, чтобы привести тут все в порядок?

Рука Николая потянулась, чтобы в очередной раз почесать трехдневную щетину. Он с неудовольствием подавил острое желание пойти в ванную комнату, чтобы удалить эти джунгли со своего лица.
Ему пригрезилось, как завтра он пригласит Ивана Петровича, и тот приступит к своему священнодействию. Долго будет взбивать в китайской фарфоровой чашечке густую пахучую пену, рецептуру мыла для которой Иван Петрович хранил, как зеницу ока. Вспомнилось адреналиновое, экстремально-возбуждающее ощущение, когда острая поющая бритва скользит по твоей шее. Потом будет обжигающий паровой компресс…
Потеряв от этих размышлений контроль над своими руками, Николай, сидя в глубоком кресле, и гримасничая, секунд тридцать почесывал растительность на своем лице, оставляя красные полосы. Будь он неладен, этот Стив Джобс, со своей «фриковской» щетиной.
Мелодично прогудел внутренний телефон.
-- Николай Алексеевич, вы просили напомнить, через тридцать минут начнется презентация.
-- Да, спасибо. Я уже собираюсь.
Николай потянулся, потер рукой по хрустящей щеке, встал и пошел переодеваться. Мужчина с брезгливой миной оглядел вещи, которые ему придется надеть. Недорогой свитер под горло, простые потертые джинсы классического синего цвета. С каким бы удовольствием он сейчас надел свои любимые Эвису и Биккембергс. В своей прошлой должности – замдиректора банка, Николай привык к ежедневному двухразовому бритью и хорошим костюмам. Если бы не мнение этих чертовых маркетологов…
Зал был заполнен журналистами и приглашенными любопытствующими. Николай вышел на середину сцены, поправил микрофон.
-- Добрый день. Корпорация «Цифровые технологии Смирнова» представляет вам новый сервис. Мы называем его очень просто – «Виртуальный секретарь». Вы можете установить клиент нашего сервиса на свой телефон, зарегистрироваться и получить доступ к самым современным, совершенным и прорывным интеллектуальным технологиям. Наш сервис может переводить вашу речь в печатный текст, читать вслух ваши тексты, осуществлять мгновенный перевод ваших текстов и речи, и множество других услуг…
Произнося спич, он достал из кармана свой смарт, и на большом экране за его спиной появилось второе изображение. Теперь, кроме его лица, ниже, крупным планом показывались его руки, колдующие над телефоном…

Пиво приятно туманило голову, после тяжелого трудового дня. Федя слегка окосевшим взором посмотрел на бутылку и еще раз глуповато улыбнулся. Приятно, когда есть пиво, названное в связи с твоей профессией.
На бутылочной этикетке красовалась надпись: «Пиво серверное», а немного пониже шел слоган: «Цифровое качество вкуса». На самом деле, качество вкуса было не очень-то, но стоило пиво недорого, в голову било основательно, да и название обязывало. В последнее время упаковки только с этим пивом обосновались рядом с серверами, чтобы охлаждаться и снимать стресс у «богов единичек и нулей».
Федор оглядел комнату. На столах валялись останки парочки компов, из которых начальством приказало собрать один работающий. Рядом с ними остывал паяльник. На стенах были развешаны принтеровские бледные двусмысленные надписи. Общую картину завершал всклокоченный хозяин кабинета – Василий, соратник по тяжелому, но славному поприщу – системному администрированию небольшой компании.
Василий склонился над  монитором, рассматривая странички программного кода. Его бутылка «профессионального» преступно грелась в одиночестве, на полу между ножек мягкого офисного стула. Василий не боялся геморроя, он боялся протереть дорогущие Левисы, обошедшиеся ему в целую сотню невиноубиеных енотов. В этих джинсах он напоминал сам себе своего кумира, и одновременно главного конкурента – Николая Смирнова, основателя успешной компьютерной высокотехнологичной корпорации.
-- Василий!!! Рабочий день закончился пять минут назад!!! Кончай пахать, пора работать. Я принес новый шутер.
-- Да ну тебя, Федя. Я тут реверснул клиент смирновского секретаря, теперь сижу, выискиваю исполнительные команды распознавания речи.
-- Слушай, Васятка, заколебал ты уже всех со своим распознаванием речи! То ты доставал всех драконом-заикатором, теперь этой хренью. Выпей серверного, охладись.
-- Да, как ты не понимаешь, это же огромные бабки!!! Они дерут десятку абонентской платы, да еще по одному центу за каждую сотню знаков. Если я смогу расшифровать алгоритмы и предложить этот же сервис за пятерку, то стану богаче Билла Гейтса. Вот смотри. Скажи что-нибудь.
Василий повернулся и начал тыкать в лицо Федору свою «соньку». Федя, расслабленный вследствие легкой алкогольной интоксикации, поэтому нежелавший спорить по пустякам, взял телефон и пробормотал: «Василий, иди на х…»…

Галине было скучно. Прическа снова испорчена, голова вспотела.
Работа была скучной и тягомотной, требовалось терпение и усидчивость, чтобы не допустить ошибки. Бывало, когда за день нужно было выполнить только одну задачу, тогда все остальное время она изнывала от скуки, на рабочем месте нельзя было читать, разговаривать по телефону и зависать в чатах, оставалось только рассматривать успокаивающие картинки, которые им скармливал корпоративный психолог. А бывало, так много дел, что некогда воды глотнуть, чтобы смочить пересыхающее горло.
Но платили за работу хорошо, лучше, чем за три ставки учителя русского языка, на которых ей пришлось сидеть, пока она работала в школе. Да и рабочий день строго четыре часа, правда, бывали ночные смены.
Галина вздохнула, почесала вспотевшие мочки ушей.
Вдруг, в наушниках загудел сигнал, монитор замигал сигналом внимания. Галина нажала клавиатурную комбинацию, сообщая, что готова к работе. Она вслушивалась в пьяное бормотание, раздававшееся в наушниках, и набирала на клавиатуре: «Василий, иди на х…»…
prostak_1982: (Default)
Апрель месяц, на уже упомянутом мною Форуме Альтернативной истории весеннее обострение. В связи с этим объявлен еще один литературный конкурс, при уже проходящем.
На сей раз конкурс более целенаправленный и касается одного интереснейшего момента сотрудничества советского и французского кинематографов.
Впрочем, слово автору идеи конкурса.
http://fai.org.ru/forum/index.php/topic/37792-фантомас-в-москве/

"Итак, после проведенного голосования в этой теме, даю старт ещё одному литературному конкурсу. Под названием, как уже все давно поняли, "Фантомас в Москве"
Изображение

Цитата

Как свидетельствует Милен Демонжо, исполнительница главной женской роли — журналистки Элен — в своей книге «Моё кино. Одна жизнь и множество фильмов» (Mylène Demongeot: Mémoires de cinéma — Une vie et des films, Paris, Éditions Hors Collection, 2011) после визита съёмочной группы в 1964 году на Московский кинофестиваль планировались съемки новой серии о Фантомасе: «Фантомас в Москве». «Но проект не состоялся. Де Фюнес хотел заняться чем-то другим, а Жан Маре и слышать об этом не хотел. Ему с избытком хватило роли марионетки и в предыдущих сериях. В довершение ко всему, макияж зеленого цвета и резиновые маски Фантомаса вызвали появление прыщей на его лице»…
Приветствуются все жанры, кроме скучного, желательно, но совсем не обязательно, сотворить что-нибудь в жанре драматургии, пьесу или сценарий. Но на все воля авторов, могут быть и стихотворения, поэмы, а так же традиционная проза, от рассказа до романа.
Предполагается, что в качестве основы выступит знаменитая трилогия Андре Юнебеля, но это опять же не обязательно. Желающие могут и к первоисточникам Пьера Сувестра и Марселя Аллена обратиться за вдохновением.
На всякий случай вот основные персонажи трилогии Юнебеля:
Собственно Фантомас
Жером Фандор, журналист
Элен, его невеста, фоторепортер
комиссар Жюв
Мишель Бертран, инспектор полиции, помощник Жюва
Ещё есть редактор газеты "Рассвет", в которой работают Фандор и Элен
Желающие могут вспомнить леди Бельтам, профессоров, которых похищал Фантомас и т.д. т.п.
Конкурс объявляется параллельно уже идущему "Молоту и Кресту" из тех соображений, что не все коллеги вдохновились испано-скандинавской тематикой. Чтобы угодить и тем, кто будет работать только над "Фантомасом" (надеюсь их будет больше, чем трое, из одиннадцати коллег, ожидающих настроение и вдохновение, тоже многие себя проявят) и тем, кого заинтересуют оба конкурса, срок приема рассказов устанавливается до Первого Июня сего года. По уже установленной традиции кому присылать рассказы будет объявлено позже.
Начинаем и да прибудет с Вами вдохновение".

Вот так вот. Тема, как видите, интереснейшая. Надеюсь, у кого-нибудь возникнет вдохновение и человек зарегистрируется на ФАИ, чтобы порадовать себя и других своим литературным произведением.
prostak_1982: (Default)
В лесу родилась елочка
(Случай в квадрате 18-32)

20 декабря 1981 года, 20:03 восточного времени
Овальный кабинет,
Белый дом,
Вашингтон, округ Колумбия, США

Президент еще раз оглядел присутствующих. Каспар Уайнбергер, как и положено опытному политику, старался выглядеть безразличным, Билл Кейси что-то рисовал на листке бумаги.
Взгляд президента на секунду остановился на небольшой рождественской елке, украшавшей кабинет.
«Странно, мне ни разу не предлагали играть роль Санта-Клауса, даже на благотворительных концертах. А ведь я мог бы хорошо исполнить эту роль, детям бы понравилось», – промелькнула мысль.
-- Вы уверены, что объект КС не вернулся?
В динамике раздался вздох, потом селектор пробубнил голосом Джеймса Хартингера:
-- Да, господин президент. Объект КС должен был вернуться еще час назад.
-- Где именно он исчез?
-- Приблизительно в одной морской миле от советского берега, в двадцати двух морских милях на север-северо-восток от устья небольшой реки Кулой. Это примерно в ста пятидесяти милях от городов Архангельск и Северодвинск. Там у русских военные базы. Они очень нервно относятся к летательным аппаратам, оказывающимся в том районе.
-- Вы думаете, русские его сбили?
-- Господин президент, мы не можем этого исключить. В это время там находился советский истребитель… Через два часа в том районе Е-три зарегистрировал пролет нескольких вертолетов…
-- Спасибо генерал Хартингер, мы с вами еще свяжемся, – президент отжал кнопку селектора. – Что скажете, господа?
Кейси почесал свою лысеющую голову:
-- Рональд, я тебя уже несколько раз предупреждал… Афганистаном красные показали, что ни перед чем не остановятся. Они могут и на такую подлость пойти, несмотря на имеющиеся договоренности.
-- А вертолеты зачем?
-- Ты же знаешь, объект КС секретный, возможно они рассчитывали найти обломки и изучить их.
Уайнбергер открыл папку, достал спутниковый снимок.
-- Господин президент, мы получили информацию о возможном местоположении объекта МД.
-- Каспар, ты хочешь предложить?..
-- Рональд, чтобы показать нашу силу, мы должны ответить адекватно. У меня есть надежная группа, которая относится к Корпусу. У них есть опыт работы в арктических условиях.

22 декабря 1981 года, 15:12 восточного времени
Специальный планирующий аппарат Лонг-Эрроу
Где-то над Белым морем

Капитан Шеффер поерзал в тесном кресле. Под кислородной маской чесался нос. Высотный костюм немного жал. Плечи затекли от сорока с лишним килограммов снаряжения.
Аллана Шеффера сильно беспокоила мысль о необходимости катапультироваться из этой летающей консервной банки, а потом еще болтаться на планирующем парашюте добрых пятнадцать-двадцать минут в воздухе, пока не долетишь до точки приземления.
«Голландец» хлопнул по плечу Хоукинса. Тот, не оборачиваясь, показал рукой знак «ОК». Майор вздохнул, поглядел на часы, до точки сброса оставалось еще шесть минут лёта…

23 декабря 1981 года, 09:18 московского времени
Кабинет министра обороны Устинова Д. Ф.,
Здание Министерства обороны на Фрунзенской набережной
Москва, СССР

Маршал Колдунов склонился над листком с докладом:
-- Двадцатого декабря в двадцать один ноль семь по московскому времени станция раннего предупреждения Скрунда зарегистрировала неопознанный летательный аппарат. Начальник смены, подполковник Лавров, идентифицировал объект, как объект, проходящий в наших документах под кодовым обозначением «Объект КС». Объект КС был замечен в двухстах километрах к северо-востоку от норвежского острова Реиноя, двигался на высоте пятнадцать тысяч, со скоростью полторы тысячи, шел курсом сто пятьдесят в направлении Белого моря. Согласно имеющимся договоренностям, мы в праве производить радиолокационное сопровождение данного объекта. Барражировавшим перехватчикам было приказано не приближаться к объекту КС на расстояние ближе десяти километров. В двадцать три пятьдесят семь по московскому времени объект КС исчез с экрана радаров. Приблизительно в двух километрах от нашего берега, в сорока километрах на север-северо-восток от устья реки Кулой. Туда были отправлены вертолеты поисково-спасательной партии для оказания необходимой помощи пострадавшим. Но не было замечено ни одного обломка.
Слово перехватил адмирал Горшков:
-- С вечера двадцать первого декабря была замечена повышенная активность американского флота, находящегося в норвежской акватории. Утром двадцать второго декабря в виду порта Олавсверн появился авианосец «Дуайт Эйзенхауер» со всеми кораблями сопровождения.
Информирование продолжил Колдунов:
-- После двенадцати часов по московскому времени с авианосца самолеты начали периодически выполнять полеты в сторону государственной границы СССР, при этом практически каждый вылет сопровождался нарушением морской государственной границы СССР. Самолеты выполняли активные меры по противодействию нормальному функционированию нашей системы контроля воздушного пространства, использовались генераторы активных помех, сброс дипольных отражателей и аппаратов-имитаторов. В двадцать три девятнадцать один из операторов системы Днестр-М заметил на радаре неопознанный летательный аппарат, отличающийся сверхмалой поверхностью отражения. Аппарат со снижением шел в сторону советской территории. Аппарат исчез с радаров в районе населенного пункта Долгощелье.
Генерал Матросов заглянул в свою папку:
-- Посланный на место падения пограничный наряд обнаружил летательный аппарат тяжелее воздуха, типа безмоторный планер. Корпус изготовлен из пластика с высокими свойствами поглощения радиоизлучения, чем объясняется его плохая видимость на радарах. Обломки передаются для проведения экспертизы. По предварительным данным осмотра, на борту может размещаться до десяти человек, включая пилота. Установлено, что в пассажирской кабине нет пяти кресел. Химический анализ выявил наличие несгоревших частиц пиропатрона в местах крепления пяти отсутствующих кресел. Экспертизой уже установлено, что пиропатроны аналогичного химического состава используются в американских катапультных креслах. Во время пролета вертолета пограничного наряда, пилот заметил большую проплешину в снегу на одной из полян. При осмотре поляны был обнаружен свежий тайник с пятью планирующими парашютами, производства Федеративной республики Германия…
Устинов и Андропов переглянулись. В страну прибыло пять незваных гостей. Причем уровень их квалификации очень высок, раз для их прикрытия задействовали целую авианосную группу.
Устинов потер уставшие глаза:
-- Итак, товарищи, какие будут версии?
-- Поляна находится в двух дневных пеших переходах от местонахождения «объекта МД», -- уточнил Матросов.
Андропов откашлялся:
-- Учитывая нервическое состояние администрации Рейгана, после инцидента двадцатого числа, можно предположить, что они хотят уничтожить объект МД.
Все, присутствующие в кабинете, посмотрели на Юрия Владимировича, выдохнули хором, замерли в несколько нелепых позах. Уничтожение МД могло привести к непредсказуемым для народа и страны последствиям.
Андропов продолжил:
-- В связи с высоким уровнем секретности объекта МД, мы не можем привлечь к проведению противодиверсионных мероприятий большое количество военнослужащих армии, внутренних войск, погранвойск и комитета государственной безопасности. В данном случае придется отправить небольшую, хорошо подготовленную группу, которая сможет защитить объект МД и задержать диверсантов. Вынужден признать, что за имеющееся у нас в наличие время, комитет госбезопасности выдвинуть такую группу не сможет.
Генерал Ивашутин поморщился, потом неохотно произнес:
-- Главное разведуправление тоже не сможет обеспечить прикрытие объекта МД в должный срок.
Устинов нажал на кнопку селекторной связи, на которую была заранее повешена выделенная телефонная линия с командующим Ленинградского округа.
-- Борис Васильевич, вы ознакомились с отправленным вам телетайпом?
-- Так точно, Дмитрий Федорович, изучил. Пришел к таким же выводам, что и Юрий Владимирович. Группа двигается к объекту МД. Я проверил списки дислокации. Сейчас примерно в пятидесяти километрах от объекта МД проводит учения пятьдесят первая разведывательная рота семьдесят шестой десантной дивизии, под командованием гвардии капитана Тарасов. Они там отрабатывают ориентирование и выживание в зимних условиях. Если с вами сейчас рядом Дмитрий Семенович Сухоруков, он должен его помнить по летним учениям этого года. Тогда капитан Тарасов хорошо показал себя.
-- Борис Васильевич, вы считаете, что Тарасов и отобранные им десантники смогут остановить группу?
-- Да, смогут. Их можно будет переправить вертолетом километров на тридцать ближе, а оттуда им придется своим ходом.

Ночь с 23 на 24 декабря 1981 года
Лес в 20 километрах от объекта МД
Архангельская область, СССР

Красив зимний лес, даже сказочен. Мягкий чистый снег лежит на ветвях деревьев и еловых лапах, пушистым, едва тронутым зверьем ковром расстилается он на земле.
Но человеку, несущемуся лосем, неразличающим дороги, сквозь лес, лишь бы быстрее, лишь бы успеть, некогда любоваться красотами русской зимы.
За спиной тяжеленный рюкзак и автомат, на ногах широкие лыжи. Вперед-вперед, главное успеть вовремя.

24 декабря 1981 года, вечер
Местонахождение объекта МД,
Архангельская область, СССР

Аллан Шеффер еще раз оглядел в бинокль поляну и подивился таланту русских к маскировке объектов.
На поляне стоял единственный дом, возвышавшийся среди здоровенных сугробов. Как его там называют русские?.. А, да, изба.
Дом был небольшой, компактно объединявший жилые и хозяйственные постройки. Рамы по-северному небольших окон, столбики крыльца, конек на крыше были украшены резьбой. У капитана создалось впечатление, что он попал в музей, а не на военную базу.
Шеффер в который раз внимательно осмотрел поляну. Он рассчитывал заметить продухи вентиляции, слабое марево теплого воздуха, снег, потревоженный открытием замаскированных люков, и ничего не нашел.
«Голландец» подозвал Рика и Хорхе, шепотом приказал им остаться снаружи, прикрывать группу.
Потом, пригибаясь, стараясь скрываться в тенях, Шеффер, Купер и Сол побежали к входу в дом. На середине пути Сол отделился и направился к дверям конюшни, убедиться, что там никого нет.

24 декабря 1981 года, вечер
Местонахождение объекта МД,
Архангельская область, СССР

Капитан Тарасов сразу же заприметил двух человек, несших охранение во дворе. Получается, в избе их будут ждать трое. Сложновато, но выполнимо.
У дозорных все-таки был не очень большой опыт службы в арктических условиях, оглушить их удалось абсолютно бесшумно, тела оттащили прямо под окна, чтобы изнутри их нельзя было увидеть, руки-ноги стянули куском шнура. От самого министра обороны был строжайший приказ брать диверсантов живьем.
Тарасов приказал Наджибаеву остаться на улице, прикрывать группу от случайных гостей, да сторожить рюкзаки и полушубки, чтобы их никто не прихватил. А сам вместе с радистом Остапчуком и пулеметчиком Дукурсом тихонечко поднялся на крыльцо. В одной руке зажат автомат, в другой сильный фонарь.
Резкий рывок открытия двери, лучом фонаря стараешься попасть в лицо караульного, здоровенный мужик с маленькими усиками получает прикладом в живот от не менее крупного Остапчука, отчего складывается пополам, и кулаком по шее от Тарасова. Пока они в два шага преодолевают расстояние до двери в основную комнату, Дукурс выбрасывает автомат оглушенного за дверь, грубо тянет его руки за спину – перекрутить их припасенным шнуром.
Рывком открывается дверь в основную комнату. Граната с выкрученным взрывателем летит в окно, чтобы создать видимость штурма с улицы. Остапчук кувырком проходит внутрь и в сторону, не задерживаясь в проеме. Невысокий Тарасов проскальзывает за ним и уходит с дверного проема в другую сторону, стараясь не отсвечивать.
Десантники поднимаются, наводя автоматы на двух здоровенных мордоворотов.
В этот момент Тарасов понимает, что попал в патовую ситуацию. Они держат на прицеле парочку диверсантов, но и автоматы диверсантов своими черными зрачками смотрят на десантников. Даже у смертельно раненного человека хватит сил, чтобы положить в этой комнате всех.
-- Дайнис! Установи пулемет на улице, напротив дверей. Кто бы ни вышел, клади всех!
Дайнис, из темноты сенцов успевший разглядеть сложившуюся ситуацию, откликнулся без промедления:
-- Есть, товарищ капитан!
Наружняя дверь открылась, застывшие бойцы слышали, как Дайнис выбрался наружу, потом дверь захлопнулась.
Тарасов зашарил взглядом по комнате. Старая, но хорошая русская печь занимает большую часть горницы, массивный стол отодвинут к стене, на свободном пространстве стоит тяжелый деревянный стул, за ним замерли два чужака.
Но самый интересный человек сидел на стуле. Это был мужчина. Из-за мышечной массивности плеч и грудной клетки, крупной головы, твердо и ровно сидящей на крепкой шее, назвать его стариком было нельзя, хотя его голову покрывали густые седые вьющиеся волосы, а лицо украшала длинная окладистая борода, придававшая внешности человека патриархальный вид. На мужчине был мягкий вязанный свитер, домашние теплые штаны в тонкую полоску, на ногах шерстяные носки домашней вязки.
Руки мужчины связаны за спиной, ноги притянуты к ножкам стула, сработано профессионально и на совесть.
-- Do you speak russian? – поинтересовался Тарасов.
-- A little… Немного, -- ответил светлокожий, похожий на немца.
-- У меня лучший пулеметчик в дивизии. Если что, он не промахнется. Сдавайте оружие.
В этот момент хлопнула входная дверь. Тарасов удивленно подумал, каким образом кто-то сумел пройти мимо Наджибаева и Дукурса.
В сенях слышался топот отряхиваемой обуви.
Потом краем глаза Тарасов увидел, как в комнату вошел высокий старый мужчина, заметно похожий на сидящего на стуле, разве что у вошедшего борода была короткой, похожей на бороду Карла Маркса, да полушубок и штаны были ярко-красного цвета.
-- Дед, я проводил твою внучку до станции, она обещала приехать тридцать первого, помочь тебе. А чего это у тебя дверь в сени открыта? Простудишь ведь комнату! – словно бы не обращая внимания на пришельцев, сказал вновь пришедший. По-русски он говорил правильно, но с небольшим акцентом.
Тарасов обратил внимание на лицо «немца». Тот внимательно разглядывал незнакомца с короткой бородой, словно бы увидел смутно знакомого человека.
Сам Тарасов попытался повернуться, чтобы привлечь внимание «красного». И сразу же понял, что не может пошевелить ни одной мышцей.
-- Да, вот, Николас, пришли мальчики, похулиганили, -- Тарасов увидел, как сидящий спокойно убрал руки из-за спины, пошевелил ногами, чтобы удобнее было встать со стула. – Стекло, вот, разбили, теперь придется вставлять новое.
Опустив глаза немного ниже, Тарасов увидел, что веревки, стягивавшие руки и ноги хозяина избы, кольцами валяются на полу.
Старец поднялся, величественно развел руки и трижды раздельно хлопнул в ладони.
По первому хлопку рама сама собой восстановилась, а осколки снова стали целым стеклом.
По второму хлопку стулья, скамейки, стол заняли свое место, откуда-то появилась скатерть, расправилась на столешнице, оказалась заставленной разной снедью.
По третьему хлопку Тарасов почувствовал, что может шевелиться. Он оглядел себя. Вместо формы на нем был костюм зайчика, роль которого он исполнял на одном из утренников, правда, костюм был перешит на взрослую фигуру, отчего выглядел несколько нелепо.
«Немец» оказался в костюме принца с картонной шпагой на боку.
Все остальные, в том числе и неудачливые дозорные, тоже оказались наряжены в какие-то детские карнавальные костюмы.
Какая-то сила увлекла их за стол.
-- Раз уж пришли, то ешьте, пейте, гости дорогие, отметьте вместе со мной приезд моего кума.
Еда оказалась очень вкусной, напитки сладкими, да хмельными.
Десантники и иностранцы как-то очень быстро и легко нашли общий язык. Языки развязались и потекли байки о житье-бытье, но при этом все умудрялись обходить деликатные вопросы, которые могли бы огорчить кого-нибудь. Трепались о женщинах, о забавных причудах командиров, впрочем, не называя имен, о житейских ситуациях.
Без четверти двенадцать Николас вдруг стал собираться, Дед решил выйти во двор ему помочь. Гостей тоже повлекла какая-то сила. Перед крыльцом стояли замысловатые сани, в которые были запряжены олени. На снегу стоял огромнейший мешок. Хмельные руки подняли этот мешок, на удивление легко закинули его в сани.
Тарасов сам не заметил, как тоже оказался в санях, помогал забраться туда Николасу. Потом капитан почувствовал хорошо знакомое ощущение ветра в лицо от большой скорости, какие-то остановки, какие-то люди, дети, которым он что-то рассказывал, снова ощущение полета, снова остановки и так много раз подряд.
Потом они снова оказались за столом. Снова ели-пили, а на душе было так светло и хорошо…

25 декабря 1981 года, утро
Леса Архангельской области
Архангельская область, СССР

Гвардии капитан Тарасов проснулся в пять утра, как и обычно. Растолкал Наджибаева, Остапчука и Дукурса. Они вчетвером быстро позавтракали, сложили палатку и на лыжах побежали в лагерь роты.
Тарасова вдохновляла мысль, что все поставленные во время учений задачи его рота выполнила на отлично. Вечером их загрузят в «Антона» и они полетят обратно в Псков. А начальник дивизии уже обещал ему короткий отпуск, чтобы новогодние Тарасов встретил с семьей.

25 декабря 1981 года, утро
База ВВС «Херлберт-Филд»
штат Флорида, США

Капитан Шеффер тоже проснулся рано, прошел на кухню, поставить себе кофе. Сидя за столом, ожидая, пока закипит кофейник, он ткнул в кнопку телевизора. Показывали последние новости.
-- … Рождество в этом году было самым необычным, за все время существования традиции отмечать этот праздник. Во-первых, в одних санях ехало одновременно два Санта-Клауса. Один был одет в свой обычный наряд, на другом же была длинная теплая шуба синего цвета. Во-вторых, вместо обычных рождественских гимнов они распевали странные песни на неизвестном языке, со слов одного из свидетелей мы их записали. Вот, как они звучат: «Ф льесю роудилас иолотка», что они означают, мы пока не знаем. В-третьих, всех очень сильно поразил и напугал внешний вид эльфов, сопровождавших Санта-Клаусов. Один был высок, второй нет, но оба выглядели очень сильными. На голове у невысокого был странный берет ярко-голубого цвета с непонятным украшением. Мы опросили свидетелей, и полицейский художник с их показаний составил портреты этих самых эльфов. Вот они на ваших экранах.
Шеффер поднял глаза. С одной половины экрана на него смотрело смутно знакомое лицо какого-то русского, а со второй половины на Шеффера смотрел его собственный портрет…
prostak_1982: (Default)

     Миша стоял в тени большого каштана, шелестевшего крупными лапами листьев на легком ветру.

     Миша был высок, худощав, по-обывательски приятен лицом и манерами. Работа клерком в фирме, торгующей среднеценовой сантехникой, позволяла ему каждый год покупать такие пустяки, как летний костюм и легкая сетчатая шляпа. Ансамбль дополняла тонкая тросточка, не нужная его здоровым ногам в светлых мокасинах, но создающая подходящее настроение, и завершающая образ жуирствующего бонвивана, или бонвиванистого жуира (на выбор любезного читателя).

     Жизнь была прекрасна и приятна: раннее лето, солнечный день, приятный ветерок, перспектива трех недель честно заслуженного отпуска. Сладость мечтаний об отпуске усиливалась первым свиданием, заработанным месяцем интернет-охмурежа, распусканием несуществующего павлиньего хвоста и творческой переработкой описания концерта Джей Ло, случайно вычитанного из сестренкиного журнала, во время разглядывания легинсов певицы (Мишенька занимал субВИП-ложу и лично поднес букет алых роз).

     Вдруг небольшой тучкой вплыла мысль, что фотографии, которые выкладывала Нинель, окажутся изрядно подретушированными. Следуя кончиком трости за извивами коры, Миша минуты за три смог придумать достаточно правдоподобное объяснение необходимости покинуть свою будущую спутницу, если это окажется замаскированный крокодил. Человеку, вынужденному каждый день (кроме выходных суббот и воскресений) прочитывать и составлять кучу головоломных юридических бумажек, несложно сочинить отмазку для молодой девушки.

     Мысли об отмазке плавно перетекли к мыслям о работе, а оттуда прогалопировали к вопросу об ЭТОМ. Миша подскочил на месте, как ошпаренный, ведь могло сорваться первое свидание, оставляющее впечатление навсегда. В попытке охлопать себя обеими руками, он чуть не смял небольшой букетик колокольчиков, которые обещал принести. Немного притормозив сознание, молодой человек на секунду задумался, потом начал ощупывать себя рукой, в которую была зажата трость. ЭТО лежало на месте – во внутреннем кармане пиджака. Михаил сразу же успокоился, вздохнул, аккуратно поправил слегка растрепавшийся букетик и с улыбкой продолжил свое «столпничество».

     Ниночка не бежала – летела.

     Подол «чуть выше колен» (на самом деле, по такой жаре, заметно выше, чем начинались колени) легкого шелкового платья легкомысленно развевалась во все стороны, того и гляди, кто-нибудь из прохожих оконфузит улюлюканьем. Шикарные, но такие неудобные, когда спешишь, длинные «шпильки» выстукивали бешеный ритм, вторя нервическим ударам разрывающегося сердечка. Какая зараза придумала такую большую парковую зону, куда запрещен въезд машин? Зато романтично.

     Девушка имеет право опаздывать. Девушка имеет право опаздывать на первое свидание. Особенно девушка симпатичная и привлекательная, которая в свои двадцать три из-за невысокого роста, миниатюрной фигуры, густых темных некрашеных волос, лучистых глаз и звонкого непрокуренного голоса выглядит максимум на восемнадцать.

     Но Ниночка не любила опаздывать, точнее, не умела опаздывать достойно, чтобы у всех возникало ощущение, будто бы это она снизошла до того, чтобы наконец-то «выйти в свет».

     Поэтому сейчас Ниночка бежала по парковой аллее, жадно хватая воздух аккуратным небольшим ротиком, смешно размахивая сумочкой, пытаясь удержать равновесие на высоких каблуках, компенсирующих ее «метр в прыжке», и привлекая внимание окружающих красным цветом развевающегося платьица.

     При этом, по давнишней женской привычки, она пыталась понять, а зачем она так спешит на это практически «слепое свидание», всего-то после месяца диалога на портале знакомств. Может быть из-за того, что этот Миша тоже любит слушать Джей Ло, и даже не пожалел денег на концертный билет, а ей так подробно и красочно рассказал? А может быть из-за того, как он интересно описывал свою работу в закрытом НИИ?

     Непонятно что, но что-то привлекло ее в этом двадцатисемилетнем шатене с голубыми глазами. Скорее всего, то, что для общения с ней он так ловко обошел сверхсекретную программу, какой-то там файерволл, и они чатились каждый день по пять часов. Она со своего секретарского компьютера, а он с исследовательского… Ой, как же это называлось? А, сервер!

     Ниночкины мысли перепрыгивали с одного на другое. Испуганной птичкой пролетела в голове мысль о том, что может быть Миша женат, и просто решил разнообразить свой досуг? И тут она подумала об ЭТОМ. Взяла ли она с собой ЭТО? Мысль поразила Нину, она остановила свой бег-полет, да так резко, что чуть не перевернулась на этих своих «шпильках» и не расквасила себе нос. Извернувшись, она замерла на месте и начала рыться в сумочке. ЭТО обнаружилось на самом дне сумочки. Как всегда, когда опаздываешь, драгоценные минуты пришлось потратить на рытье среди всяческой женской мелочевки: каких-то резинок для волос, упаковочек с салфетками, початых пакетиков с жвачкой и конфетками, двух пар маникюрных ножниц, разрозненных монеток, среди которых оказались непонятные арабские. Теперь ЭТО лежало на самом верху сумочки, чтобы не светить всякой-всячиной перед Мишей.

     Они встретились под раскидистым старым каштаном, который уже тысячи раз видел такие встречи, но оставался все таким же скрипливым романтиком.

     Миша окинул фигуру Нины взглядом опытного любителя-охотника. Он не был профессиональным ловеласом, который уже перестал ставить крестики на «ложе своего любовного арбалета», но значительным опытом похвастаться мог. Ему понравилась приятная округлость ее лица, аккуратная качественная выпираемость всего, что должно выпирать, и отсутствие всего, что должно отсутствовать у девушки, которая следит за собой. Приятно польстил ее небольшой рост.

     Ниночка с интересом рассматривала своего нового знакомца. Ей понравился открытый умный взгляд, аккуратная искренняя улыбка, ровный цвет кожи.

     Миша, слегка рисуясь, галантно вручил ей букетик колокольчиков. Искренне удивленная Ниночка спокойно взяла букетик, приложила к своему носику и вдохнула исчезающе-слабый запах свежести.

-- Нина, извините, пожалуйста, но мы договорились показать друг-другу ЭТО.

-- О, да, конечно. Вы меня тоже извините. Эти колокольчики такие замечательные.

     Он аккуратным движением, стараясь не помять пиджак, полез во внутренний карман. Она открыла свою сумочку и, прикрывая ее содержимое от любопытных глаз, засунула в нее руку.

     «…Михаил Александрович… двадцать семь… Москва… хм, действительно холост, даже не разведен. Как удачно».

     «…Нина Викторовна… фу, от сердца отлегло, ей действительно двадцать три… Химки, однако, хотя ладно… замужем не была, детей нет. Очень не плохо».

     Они вернули друг-другу паспорта. Несколько натянуто улыбнулись, чувствуя себя слегка принужденно, после ставшей уже привычной процедуры проверки документов.

-- Нина, а может, вы хотите мороженое?

prostak_1982: (Default)
Благодарю глубокоуважаемого Неисторика ( http://fai.org.ru/forum/index.php/user/10246-неисторик ), моего коллегу с Форума Альтернативной истории ( http://fai.org.ru/forum ), за консультацию в художественных вопросах, возникших при написании этого рассказа.

Репетитор.

В выставочном зале не протолкнуться. Открытие выставки обещал посетить сам губернатор.
Правда, основной поток гостей крейсировал по маршруту: бар у входа – фуршетный стол, поставленный опытным администратором, приглашенным из столицы, в другом конце зала, – курительная веранда. Но фотографии выставки получатся многолюдными и яркими.
Когда виновник торжества появился на публике, действо было в разгаре. Художник вошел в зал, улыбаясь окружающим, и походя отвечая на вопросы местного светского хроникера. Он прошествовал к бару, выпил три рюмки водки подряд и отправился к входу, на правах хозяина встречать высокого гостя.
Пока художник ожидает визита, у нас есть несколько секунд, чтобы его представить. Леон Ново, в «девичестве» – Леонид Новожилов, мужчина в возрасте от двадцати пяти до тридцати, выпяченные губы, волнистые темные волосы, темно-карие глаза навыкате, внешность этого человека говорила о многом. Было заметно, что ему нравится внимание публики, блеск вспышек, обожание поклонниц. На нем был темно-синий клубный пиджак, шелковая сорочка и цветастый шейный платок. Так, по его представлениям, должны выглядеть модные стильные художники.
Из гостевой сутолоки выплыла госпожа меценат, хозяйка местной кондитерской фабрики и завода средств бытовой химии, проплатившая выставку. Невысокая полноватая молодящаяся женщина пятидесяти с лишним лет заняла место рядом с Леоном и собственническим движением обхватила художника за талию.
Губернатор приехал с получасовым опозданием, пожал руку госпоже меценату, кивнул Леону Ново, перехватил у застывшего официанта и закинул в рот парочку крохотных канапе. Взял в руку фужер с шампанским и произнес какой-то невразумительный спич о том, как хорошо, что в их области развивается современное искусство.
Группа приступила к осмотру экспозиции. Первым шагал губернатор, немного сзади художник, словно бы виляющий хвостом, готовый в любой момент дать нужные пояснения, потом два молчаливых человека, шествие замыкал меценат, следящая, чтобы творческая личность не сказала чего-нибудь лишнего.
Дольше всего глава области задержался у листа гипсокартона, часто пробитого молотком. Инструмент художественного исполнения висел рядом на веревочке. В просветах между пробоинами можно было различить какие-то слова о реликтовых растениях.
Любознательный областной хроникер был в курсе, что стихи принадлежали неудачливому поэту, у которого наш художник отбил госпожу мецената. Поэт со своей покровительницей пришли развеяться в местный клуб, где женщина и увидела молодого Ленечку Новожилова. Леонид произвел столь сильное впечатление на промышленницу, что сорокалетний поэт в тот же вечер был отставлен. Поэт явился пару дней спустя, чтобы требовать сатисфакции у подлеца Новожилова, каковую и получил от Лени, занимавшегося ранее рукопашным боем, в полной мере.
Лыбящийся Леон предложил господину губернатору поучаствовать в творческом процессе и нанести несколько «мазков» на «полотно». Губернатор сделал знак рукой, один из молчаливых подошел, взял молоток, протянул его своему патрону. Тот покрутил головой, показал на свободное место на гипсокартоне, и художник, с оплывающей улыбкой, увидел, как телохранитель размахнулся и стукнул по одной из букв Р, потом еще раз, сверившись с указаниями улыбающегося начальства. Наконец, в третий.
Областное начальство проследовал к выходу.
Госпожа меценат пристроилась под боком у Леона Ново. Улыбаясь, она сквозь зубы шепотом спросила:
-- Ленчик, ты позвонил тому художнику?
-- Дорогая, но зачем? У меня же и так все получается, -- растерянно зыркая глазами из стороны в сторону, спросил творец.
-- Дорогой, ты отлично трахаешься, но как художник – ты дерьмо. А не договоришься с репетитором, я содержание урежу, -- вонзая ногти в запястье Ново, проворковала женщина.

Федор Степанович уже пятый год жил бобылем в маленькой захламленной однушке. Пока была жива мама, квартира содержалась в порядке. А он, как творческая личность, не обращал внимания на горы мусора, загромождавшие его стол, сваливавшиеся на пол, выцветшие обои, горы посуды в раковине, бутылки, громоздившиеся по углам.
В молодые годы начинающий художник Воронцов Федор пользовался некоторой известностью. Сразу после художественного училища он смог устроиться в крупное столичное детское издательство, регулярное успешное участие в международных конкурсах, две персональные выставки в крупных музеях, несколько интервью в специальной периодике, два интервью в центральных журналах с его работами в качестве иллюстраций. Картину завершала молодая жена и маленький карапуз, появлявшиеся на многих эскизах, зарисовках и парочке полотен. Федечка был молод, удачлив, творчески одарен.
Но вслед за известностью пришли две напасти: женщины и алкоголь. Волнистые светло-русые волосы, правильные рафаэлевские черты лица, лучистые небесно-голубые глаза не оставляли спокойным ни одно женское сердце. А простой ум паренька, приехавшего из волжского областного центра, легко поддавался льстительным словам опытных светских львиц. Развращающее действие большого города дополняли легкие и не очень алкогольные коктейли, подававшиеся на творческих приемах и богемных вечеринках.
Молодая муза-жена терпела, сколько было возможности. Мольбы сменялись скандалами, скандалы снова мольбами. В конце концов, молодой женщине это надоело, и она, забрав сына, ушла к родителям.
Бракоразводный процесс сильно повлиял на Воронцова. Он запил. Из издательства его уволили за неоднократный срыв сроков и появление пьяным на рабочем месте. Клиенты исчезли из-за того, что на полотнах было все что угодно, кроме заказанных портретов и пейзажей. Достаточно быстро исчезли и поклонницы.
Федя Воронцов, выйдя из лечебницы после очередного запоя, переписал двухкомнатную квартиру, купленную на первые гонорары, на имя жены, собрал остатки вещей и художественных принадлежностей, и уехал обратно в областной центр, к старушке-маме.
Теперь Федор Степанович Воронцов пробавлялся заказами местного драматического театра да рисованием афиш для кинозала, летом перепадали карандашные портреты туристов на набережной-«Монмартре». Кой-какие деньги на водку приносили редкие уроки юных балбесов, мамочки которых решили, что в их детях спят новые Малевичи, Репины и Кандинские. Великие художники и скульпторы в молодых отроках и отроковицах спали так сильно, словно их накормили люминалом.
Прошедшие годы сильно изменили внешность Воронцова, проредили шевелюру, волосы из светло-русых теперь напоминали перепревшее сено, от спиртного глаза выцвели, цветом походили на только что разведенный спирт, лицо обрюзгло.
Противно затарахтел старый сотовый. Похмельный, страдающий и страждущий Федор Степанович протянул руку, с трудом нажал кнопку, поднес телефон к голове, промычал что-то невнятное.
- Опять напился, старый дурак? Чтобы через полчаса был в форме. Я уже выслал автомобиль.
Федор Степанович не переваривал этого клиента. Наглый, хамоватый, циничный , но удачливый ученичок постоянно насмехался над Воронцовым. За полгода занятий этот хлыщ надоел хуже типуна. Но плата за один урок была вдвое больше, чем Федор Степанович мог заработать за неделю сидения на шатком брезентовом стульчике, малюя дурацкие портреты прохожих. Нередко удавалось утянуть бутылку чего-нибудь крепкоалкогольного. Поэтому, вот уже полгода, два раза в неделю, Воронцов вставал в десять часов утра, засовывал свою гудящую голову под душ, спускался со своего шестого этажа, садился в наемное такси и ехал в дачный пригород.

Леон Ново поправил воротник своей шелковой темно-бордовой пижамы, еще раз оглядел себя в зеркале и остался доволен.
Он подошел к большой кровати и проскользнул в тепло одеяла, под мягкий бок мирно похрапывавшей госпожи мецената.
Сегодня у Леона был еще один повод быть собой довольным. Во время утреннего занятия он смог правильно сделать карандашный эскиз античной амфоры.
prostak_1982: (Default)
      Быстро сменяющийся коллаж из отдельных, на несколько секунд, отрывков, фоном звучит негромкая ритмичная музыка, не слишком тяжелая. Снизу надпись: «Эпизод первый. Утро делового человека».
      Первый отрывок: «Камера показывает лицо и голову мужчины. Ему лет тридцать пять – сорок. Выглядит моложаво. Умный уверенный взгляд, глаза немного прищурены от слабой близорукости.
      Камера отодвигается, слышно негромкое жужжание, оказывается человек в хорошем ровном ритме бежит по бесконечной ленте спортивной дорожки. Он невысок, худощав, но жилист. На нем простые спортивные шорты и майка-безрукавка».
      Второй отрывок: «Бассейн. Вид вблизи на одну из дорожек. Этот же человек плывет четко поставленным кролем без лишних красивостей».
      Третий отрывок: «Мужчина, одетый в хороший костюм, посвежевший после пробежки, бассейна и душа, садится в «Сааб» хорошей серии. На заднее сидение кладется дипломат, сам мужчина, оглядев машину, садится за руль, включает зажигание и, немного послушав двигатель, трогается с места».
      Несколько более спокойных отрывков, фоном звучит серьезная четкая музыка. Снизу надпись: «Эпизод второй. День делового человека».
      Первый отрывок: «Хорошо обставленный кабинет. За столом сидит наш герой. На столе большой плоский монитор, современный цифровой селектор, аккуратно разложенные бумаги. На стенах развешены несколько сувениров. Мужчина разговаривает по телефону:
 -- Иван Иванович, могу вас обрадовать, станки придут на следующей неделе. Я надеюсь, фундаменты уже готовы?.. Да, да, шведские… Да, потом запускаем новую линию… Не подведите, пожалуйста.
      Включается селектор и раздается симпатичный женский голос:
 -- Денис Александрович, тут приехал представитель Дженерал Дайнэмикс, хочет встретиться с вами, по поводу новых двигателей на их бизнесджет. Впустить?
 -- Конечно, Сашенька! У себя в картотеке посмотрите, что он предпочитает чай или кофе…»
      Второй отрывок: «Денис Александрович идет по цеху, поверх костюма накинут синий технический халат, он указывает на различные стенды человеку с лошадиным американским лицом…»
      Третий отрывок: «Главный герой склонился над какими-то развернутыми чертежами, указывая в разные места на листе бумаги, обсуждает с несколькими инженерами технические вопросы…»
      Отдельный отрывок, дорога, светлый прохладный осенний вечер, заходит солнце, не слишком плотным потоком двигаются машины людей, едущих домой с работы, фоном слышны дорожные шумы, одновременно играет негромкая расслабляющая музыка. Снизу надпись: «Эпизод третий. Вечер делового человека».
      «Мужчина сидит за рулем автомобиля, говорит в пустоту, похоже что позвонил телефон в режиме «Без рук».
 -- …Дэн, старая калоша, ты когда освободишься?
 -- Колян, я уже домой еду. На сегодня все, трудовой день закончен.
 -- Слушай, пошли сегодня проветримся, выпьем чего-нибудь хмельного, потрясем своими старыми костями, может, кого подцепим, женского пола.
 -- Не знаю, устал я что-то. Выспаться бы.
 -- Дэн, к тебе что, часто приезжает одноклассник из самого Ландона? Мы с тобой уже два года не виделись. На правах радушного хозяина ты просто обязан куда-нибудь меня вывести в свет и развлечь. К тому же завтра суббота, успеешь выспаться.
 -- Ладно, ладно. Только заеду домой переоденусь, а то в прошлый раз мне лондонский костюм колой облили, пришлось отдать в чистку. И машину оставлю, ты же старый черт опять спаивать будешь.
 -- Лады. Встречаемся как обычно, в восемь тридцать…»
      Отдельный отрывок. Дискотека, множество людей танцующих в сумасшедших ритмах, дерганый рисунок стробоскопических всполохов, эстрадный дым, стелющийся по полу, фоном звучит что-нибудь резко-дискотечное, с бестолковым текстом. Снизу надпись: «Эпизод четвертый. Ночь делового человека».
      Камера отъезжает к дверям, через них входит главный герой и его друг. Друг выглядит космополитично, словно бывал везде от Найроби до Нью-Йорка. Колян с интересом и удовольствием рассматривает дискотечную обстановку, оценивающе останавливаясь на фигурах девушек. Главный герой оглядывает все со слегка усталым и скучающим видом. Он сменил деловой костюм на потертые джинсы, рубашку-ковбойку, легкую ветровку, на ногах мягкие туфли, на глазах оптические очки в тонкой оправе.
      Колян хлопает героя по плечу:
 -- Пошли, дернем чего-нибудь горячительного, а то ты явно не в форме!
      Аккуратно раздвигая танцующих людей, они направляются к барной стойке.
      Подойдя к стойке, Колян прокричал бармену что-то мощное, быстренько получил свой заказ и скрылся в дергающейся толпе.
      Главный герой дождался, пока его друг растворится в клубах дыма, потом взгромоздился на свободный стул и посмотрел, что творится вокруг. Его взгляд скользил по смеющимся, болтающим, выпивающим, едящим лицам.
      Вдруг его взгляд останавливается на ком-то. Метрах в десяти от него сидит симпатичная девушка. У нее светлые слегка вьющиеся волосы, округлое лицо, серо-голубые глаза, немного вздернутый носик, припухлые губы и небольшой подбородок. Перед ней стоит высокий запотевший стакан. Заметно, что ей скучно и грустно.
      Быстро, но внимательно рассмотрев девушку, главный герой попытался посмотреть в сторону, но понял, что его взгляд возвращается к этой девушке. Чувство было странное, такого он не испытывал с институтских времен, эта девушка была не просто девушкой на одну ночь, и не девушкой на курортную неделю. У него возникло ощущение, что он хочет видеть ее каждое утро, каждый вечер, рассказывать ей о чем-нибудь, слушать что расскажет она.
      Денис взмахом подозвал знакомого бармена.
 -- Миша, а кто вон та девушка? Ну со светлыми волосами?
 -- Не знаю. Она не представлялась. Приходит сюда иногда, где-то раз в два месяца. Сидит до полуночи, немного танцует, но без пары, потом уходит.
 -- А что она заказала? Не слишком крепкое?
 -- Это простая кока со льдом, я ей сам подавал. Ни грамма алкоголя.
 -- Тогда дай мне две порции, только добавь туда своего лучшего рома. Миша, лучшего! Не самого дорогого, а лучшего! Немного, просто для хорошего настроения.
      Бармен Миша с достоинством кивнул, исчез и через пару минут принес два запотевших стакана. Денис протянул крупную купюру, когда бармен потянулся к кассе, то просто махнул рукой, хотя на эти деньги можно было взять не два, а десять таких коктейлей.
      Денис взял оба коктейля, поднялся, попытался обычной знакомочно-развязной походочкой подойти к девушке. Понял, что развязной походки не получается. Тогда просто сделал обычный шаг, потом еще один и еще, а ощущение было, как если бы он делал последние шаги на марафонской дистанции.
      Наконец наш герой преодолел эти марафонские десять метров, поставил стаканы на стойку, сел на пустующий стул.
 -- Привет! Вам говорили, что вы похожи на ботичеллевскую Венеру?
      Проговаривая это, он повернулся в ее сторону, пододвигая стакан. Фраза была дурацкой, но не сильно. Да и на грубость не смахивала.
      Девушка повернула голову, взглянула на его очки, простую рубашку, джинсы, сквозь синеву которых кое-где проглядывали белые нити основы. Потом взглянула на стакан, который Денис пододвинул ей, на его стакан и на свой. Содержимое всех трех стаканов внешне было одинаковым.
      Она выпустила сквозь аккуратные ровненькие белые зубки воздух. Потом протянула руку к стакану и, со словами:
 -- Остынь козел очкастый! Отвали! – выплеснула его содержимое в лицо нашего героя.
      Потом вскочила со своего стула, подхватила сумочку, порылась внутри нее, выкинула пару мятых купюр и кинулась к выходу, не скрывая истерических слез.
      Денис смахнул рукой остатки коктейля со своего лица. Повернулся, взял свой стакан, поднял руку над головой и вылил содержимое стакана себе на голову…
      Отдельный отрывок. Светится монитор компьютера. Фоном звучит грустная музыка, стук клавиатуры, редкие сигаретные вдохи и выдохи. Снизу надпись: «Эпизод пятый. Утро молодой женщины».
      На экране страничка Живого Журнала в режиме редактирования поста. Сверху заголовок: «Дневник разочаровавшейся кошечки», название поста: «Ну, почему?».
      Одна за другой появляются буквы текста:
«Ну почему меня окружают только козлы и лузеры?! НУ ПОЧЕМУ???!!!
Вчера решила пойти в клуб, в надежде познакомиться с каким-нибудь умным, уверенным в себе, симпатичным, мужчиной. У меня так давно никого не было. А хочется романтики, свиданий, цветов. Хочется надежной опоры в жизни, твердого плеча.
Вместо этого ко мне подсел какой-то нищий очкастый лох-задохлик. Пытался меня угостить колой, на большее, видимо, денег нет. Травил какую-то байду.
Мне стало вдруг так печально, одиноко, гадостно, от всего, что меня окружает. Началась истерика, я выплеснула ему в харю эту его поганую колу и убежала. Проплакала всю ночь…»
      Камера немного поворачивается. В кадре показывается рука, которая тянется к пульту телевизора, щелкает кнопкой включения. На экране появляется популярная журналистка:
 -- Мы берем интервью у генерального директора НПО «Гром» Дениса Александровича Покровского. Напомню, что двигатели, сконструированные и выпускаемые этим объединением, устанавливаются на российские истребители пятого поколения…
prostak_1982: (Default)
      Новости голливудского кинопроизводства:
      Известный продюсер, режиссер и сценарист Люк Бессон решил выпустить самый политкорректный детективный боевик в мире.
      Сюжет фильма будет рассказывать о борьбе главного героя бывшего заключенного, завязавшего с употреблением наркотиками, страдающего от параноидально-депрессивных психозов, отличающегося нетрадиционной сексуальной ориентацией афро-американца Джека, исповедующего иудаизм, против отрицательного персонажа, которым будет белокожий католик-полицейский Шон. С Шоном разорвала помолвку прекрасная мулатка Джун, когда она узнала, что в детстве тот увлекался коллекционированием марок и старых открыток. В результате возникшей депрессии Шон проявил полицейскую жестокость по отношению к Джеку, отвесив ему подзатыльник, когда Джек пытался ограбить автомобиль Шона, разбив стекло, чтобы украсть транзисторный приемник с передней панели.
      Фильм будет насыщен спецэффектами, включать около тридцати сцен крупномасштабных взрывов, четыре десятка автомобильных погонь и сцену боя на шагающих экскаваторах.
      По предварительным оценкам бюджет фильма составит около двухсот пятидесяти миллионов долларов.
      На роль главного героя, афро-американца Джека приглашен Дензел Вашингтон. Роль его противника, полицейского Шона, исполнит Дольф Лундгрен. На роль Джун планируется Холли Берри.
      Выход фильма намечен на рождество 2013 года.
prostak_1982: (Default)

      В тот памятный вечер Сергей допоздна работал над своей книгой. Сидел за клавиатурой, пока не начали слипаться глаза. Сохранив документ на полуслове, он с трудом поднялся, добрел до диванчика, стоявшего в кабинете, рухнул и сразу же заснул, даже не успев снять очки.

      Проснулся Сергей оттого, что его кто-то звал. При этом в голосе говорившего было что-то странное, непохожее на привычное пробуждение по чьему-то требованию. К тому же его лежбище мало напоминало кабинетный диванчик, это была вполне комфортабельная мягкая кровать. Открывая глаза, Сергей напряг свой мозг и понял, голос звал его на немецком.

 -- Доброе утро, мой фюрер. Уже пора!

      Фюрер?!

      Рука Сергея метнулась к верхней губе, и пальцы уколола короткая щеточка усов. Рука поднялась немного выше и нащупала жесткие волосы.

      Так значит, он попал в тело Адольфа Гитлера?! Вот это номер! В отличие от других людей, интересующихся альтернативной историей, он никогда не мечтал попасть в прошлое и развернуть его на свой вкус, ему хватало моделирования событий, которые он проводил с друзьями. И вот тут такой шанс! Теперь у него будет возможность осуществить планы, возникавшие во время мозговых штурмов, штабных игр, компьютерного моделирования.

      Так, нужно привести в порядок мысли и продумать свои дальнейшие действия.

      Польская кампания в реальности Сергея прошла блестяще, так же как Скандинавская и в основном битва за Францию, разве что Дюнкерк надо бы дожать, английские солдаты должны быть напуганы еще сильнее, чтобы вся Великобритания впала в шоковое состояние. Это облегчит проведение операций «Северный гамбит» и «Вальс отражений». Великобритания не должна оставаться постоянной угрозой для великой Европейской федерации.

      А вот с товарищем Кобой лучше договориться. Как-то неприлично нападать на свою бывше-будущую Родину. Но нужно обдумать вариант замены Сталина на кого-нибудь более  послушного. Может быть Лаврентий Павлович? Хороший администратор. Необходимо напрячь агентуру, чтобы они собрали о нем побольше сведений, а то имеющаяся информация слишком противоречива. Пусть еще психологический портрет составят.

      Вот, только куда тогда расширяться? Война это продолжение политики, а политика это развитие экономики.

      Надо будет пригласить Роммеля и побеседовать с ним о танковых ударах, в реальности Сергея он очень удачно гонял англичан по всей Северной Африке.

      Сознание не поспевало за полетом фантазии. В голове мелькали какие-то мысли о бомбе, Фау, приглашении на ужин японского посла и некоторых японских военных.

      На то, чтобы привести в порядок мысли, потребовалось десять секунд драгоценного времени. Сергей медленно повернул голову и увидел вполне ожидаемую картину. Перед ним, облаченный в угольно-черную форму, стоял навытяжку верзила-ординарец.

      Немного помявшись, Сергей спросил:

 -- Хайнц, -- имя всплыло в памяти само собой, -- Хайнц, а какое сегодня число?

      Правый уголок губы ординарца как-то странно дернулся и он, помедлив секунду, ответил:

 -- Мой фюрер, сегодня двадцать девятое апреля сорок пятого года…

Profile

prostak_1982: (Default)
prostak_1982

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12 131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:44 am
Powered by Dreamwidth Studios