prostak_1982: (Default)
Я уже в который раз пытаюсь сложить крепостную стену из скорлупок фисташек. Кропотливая работа продвигается медленно и скучно. Достаточно любого дуновения ветерка, и легкие округлые скорлупки снова оказываются на барной стойке.
Взгляд случайное цепляется за окно, наполовину прикрытое полками с бутылками. За стеклом была темнота ноябрьской ночи сорок третьего года и дождь.
Проклятый дождь шел уже шестые сутки. Полоса размокла, ткань палаток не выдерживала такого количества влаги и протекала. Низкая облачность и молнии превращали любую попытку взлететь в самоубийство.
Струйки и капли воды на стекле ломали яркий луч прожектора, в свете которого наземная служба рыла очередную дренажную канаву. Фигуры, взмахивающие кирками и лопатами, ярко-белое пятно гигантского фонаря, все размывалось и искажалось водяными разводами, превращаясь в какой-то фантасмагорический кинофильм.
От нечего делать несколько минут наблюдаю за работой солдат, одновременно подготавливая новый строительный материал для крепостной стены, то есть, раскрывая фисташки, кидаю в рот солоноватые, уже порядком надоевшие ядрышки, а скорлупки аккуратно складываю на полированное дерево стойки, изредка прикладываюсь к пивной кружке, чтобы смыть соль и фисташковую приторность.
Пиво кончилось. Сижу, кручу пальцем по барному дереву случайно подвернувшуюся скорлупку, поднимаю, было, руку, чтобы заказать еще одну, потом машу, отменяя заказ.
Я не летаю уже шесть дней, шесть долгих тоскливых, дождливых дней.
Сейчас у меня есть два самых главных желания. Хочу летать. Еще хочу почувствовать рядом с собой чье-нибудь теплое упругое трепещущее от вожделения тело, короче, хочу секса.
Со стороны входа прохолодило особо сильным сквозняком. Громко бумкнула дверь. Краем глаза вижу, как вошла фигура, облаченная в огромный резиновый дождевик. Фигура стягивает плащ и оказывается капитаном Бишопом – метеорологом эскадрильи. Подмышкой у Бишопа зажат здоровенный пук исчерканных карт.
-- Привет, Три Джи! – Бишоп взгромождается на соседний стул, показывает на бутылку с Колой.
«Три Джи», это я. Джи-Джи Джилсон, капитан военно-воздушных сил армии США. Летаю на пи сороковом в небе «солнечной» Италии, штурмую позиции наци.
-- Привет, Лекс, -- мне очень скучно, поэтому и приветствие выходит вялым и нерадостным, хотя я симпатизирую Лекс. Сложно не симпатизировать такому человеку. Анекдот, легкие простенькие беззлобные розыгрыши, надежное плечо друга и широкая грудь, чтобы поплакаться в жилетку. Это все Лекс.
-- Чего скучаешь? – Бишоп ставит на стойку полупустую бутылку. Оборачивается, оглядывает меня.
-- Чего, чего. Хочу летать и хочу секса. Ты же знаешь, если я не летаю, то я трахаюсь. А в этом захолустье найти партнера… Представляешь себе, что это такое.
-- Берешь штабной джип и едешь на юг, к берегу…
-- Пф-ф-ф, после моих бродвейских похождений? -- потягиваюсь, распрямляя затекшую от сидения спину, при этом в памяти всплывают лица, фигуры, губы. – Скучно все это.
-- Ну да, ты же у нас известная личность, Бродвей, мюзиклы, песенки и танцы… -- Лекс прерывается, чтобы прикончить бутылку, отдувается. – Слушай меня внимательно, бродвейская личность, кончай тут надуваться пивом, завтра нам всем нужно быть трезвыми и подготовленными. Могу тебя обрадовать, этой ночью грозовой фронт смещается на юг. Завтра можно будет летать. Иди отсыпаться.
Летать, завтра можно будет летать!!! Завтра я сяду в такую привычную и уютную кабину своего «бородача», проверить приборы, запустить двигатель… Я чувствую, как в моей крови нарастает возбуждение. Завтра я смогу испытать ощущения, которые для меня приятнее любого секса.

Быстро трезвеющая Глория Грэйс Джилсон встала с табурета, оправила юбку, положила купюру на стойку, пошла к выходу из клуба, отсыпаться. Завтра ей снова в небо…

Комментарий редактора «Aircraft weekly magazine»: Этим коротеньким, даже микроскопическим, рассказом наша редакция начинает ознакомление уважаемых читателей с отрывками из выходящего этой осенью биографического романа «Бородачи» и девушки», созданного известным писателем-историком Бертом Рутаном (Burt Ruthan), при соавторстве и на основе интервью, которое ему давала главная героиня, капитан ВВС армии США в отставке – Глория Грэйс Джилсон (Gloria Grace Gilson, G. G. Gilson).
В своей увлекательной, достаточно откровенной манере авторы рассказывают не только о воздушных боях, вылетах на штурмовку, радости побед над нацистскими пилотами и горечи гибели своих однополчан, но и о бытовых подробностях фронтовой жизни женщин-пилотов.
Напоминаем дорогим читателям, что 3-я истребительная женская эскадрилья, 79-ой истребительной группы, 57-го бомбардировочного крыла, 12-ой воздушной армии ВВС армии США, была сформирована в декабре 1942-го года, благодаря усилиям известной женщины-авиатора Жаклин Кокран (Jacqueline Cochran) и эксцентричной промышленницы-суфражистки Сары Гуд (Sarah Good), как одно из подразделений, отделившихся от Женской службы пилотов (WASP).
После атаки на Перл-Харбор Сара Гуд выступила с инициативой создания Женского Фонда помощи армии США. Фонд был создан, на собранные этим Фондом средства производились закупки медикаментов, оружия и амуниции.
В феврале 1942-го года Сара гуд обещала профинансировать из собственных средств формирование трех истребительных эскадрилий, при условии, что одна из этих эскадрилий будет комплектоваться женскими экипажами.
Скрепя сердце, командование ВВС армии США вынуждено было согласиться. Армия США могла обойтись без этих трех эскадрилий, но пропагандистское и агитационное значение подобного поступка эксцентричной миллионерши трудно было не оценить.
Женский состав эскадрилий был набран из женщин-пилотов, служивших в WASP. Командование сообщило, что до боевых действий их допускать не будут. Они будут этаким «воздушным цирком», будут летать по истребительным частям и демонстрировать пилотам показательные воздушные бои, сценарии которых написаны на основе реальных воздушных боев американских летчиков. Если же они не согласны, то это будет принято, как неповиновение приказу, их всех отправят на гауптвахту, а потом эскадрилью расформируют.
В течение нескольких месяцев женщины-пилоты летали между американскими частями, располагавшимися в Северной Африке, 2-го сентября 1943-го года были переведены на Сицилию.
Так бы они и летали до конца войны в качестве демонстраторов, если бы не 1-й батальон 141 пехотного полка. 10-го сентября, на южном участке зоны высадки под Салерно, батальон оказался под сильным огнем немецких войск. Обеспокоенное командование Союзников пыталось изыскать ресурсы для обеспечения воздушной поддержки, но все другие самолеты были полностью заняты на других участках.
Молодой офицер, недавно переведенный в штаб, не разглядел, что рядом с номером 3 истребительной эскадрильи стоит буква F, осведомившись по телефону, чем заняты пилоты этой эскадрильи, он с удивлением узнал, что пилоты отдыхают на взлетном поле. В горячке планирования десантной операции прямой начальник молодого офицера разрешил отправить эскадрилью для оказания воздушной поддержки батальону.
Когда разобрались в ситуации, было уже поздно. Женщины-пилоты показали высокий уровень слетанности и организованности, хорошую выучку и умение проводить штурмовку. Стоит отметить, что из своего первого воздушного боя все авиатрессы вернулись живыми и без серьезных ранений.
Предприимчивая Сара Гуд вцепилась в этот факт, как клещ в ухо собаки, пригрозила, что если патриотический порыв женщин-пилотов не будет поддержан, то она подаст жалобу в Верховный суд, опираясь на Салерно, как на прецедент.
Так и началась боевая воздушная служба женской истребительной эскадрильи, прозванной в честь города рождения Сары Гуд
«Салемскими ведьмами».

Profile

prostak_1982: (Default)
prostak_1982

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12 131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:28 am
Powered by Dreamwidth Studios